• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Землетрясение. Бирма



Возвращаясь с водопадов Би зашла под резную арку, ещё один храм посетить,





а там цветочные сады. Рабочие в конусовидных шляпах занимались прополкой,



а цветы всех оттенков, на сколько глаза хватит, да и плату никто не спросил.







А сам храм строгий и одинокий на вершине холма.







На попутке доехала до центра, ещё и поужинать успела. Принесли его из десяти блюд за 2 дол. От риса и травы отказалась сразу, остальные восемь тарелочек съела трудно, но это не помешало мне купить ещё и папайю, притащив её в отель.



И тут началось. На мою просьбу дать нож и тарелку, сотрудники стали кланяться, складывая ладони домиком у лица. Отобрали папайю и унесли. А принесли её уже в номер очищенную и порезанную дольками, а к ней набор ножей и вилок, салфетки, сахар. И снова поклоны и ладони домиком, а уходя пятились назад, при этом голову не поднимали, как в индийских фильмах слуги у раджи.

Ну, думаю, ужас какой! Ещё не хватало! А когда свет отключили, я фонарик привычно достала, ведь в Африке каждый вечер отключали, тут уж не привыкать. Но служащий, который пятится, огромный подсвечник принёс со свечами, зажёг, бесконечно кланяясь, и опять вышел задом наперёд. Зачем только сюда заселилась? Одни нервы.

А утром ещё чуднее было. На завтраке с поклоном встретили, салфетку на колени, манишку привязали, наливали, подавали, а потом втроём встали вокруг стола. Есть не возможно! Я одна в отельном ресторанчике, белые скатерти, чехлы на стульях. Не поперхнуться бы. Не успевала доесть, а они уже бОроду норовили вытереть, не успевала допить, а они опять подливали. Приборы меняли, использованные салфетки убирали, без конца всё пододвигали, веером махали. И всё время пятились. Ужас!

Мне казалось, что если съем всё, что доливают и подкладывают, то на этом все домогательства и закончатся Но я ошибалась. Стало ясно, что надо уходить не медленно. С языком проблема, а потому я встала и просто полупоклоном всех поблагодарила, покинув зал. Пятиться не стала.

Наконец-то я в номере. Пользуясь прохладой, занялась макияжем, и вдруг деревце в кадке мелко задрожало листочками. Тупо уставилась на растение, подумав про поезд. Но поезда здесь не ходят. Листочки дрожали всё сильнее и сама кадка уже тряслась, пол заходил ходуном и окна зазвенели, трещали стены. Землетрясение!

В паническом страхе, бросив все дела и вещи, оставив дверь нараспашку, я побежала. Проскочив под трясущейся лестницей, миновав террасу выбежала во двор.

Весь персонал уже был на улице, и, сложив ладони, молился. Мы смотрели на дрожащее здание в три этажа, надеясь кто на кого, а я на Бога.





Документы, деньги, да и всё остальное осталось в номере. Люди соседних домов повыходили на улицу, хотя угрозы для их низких жилищ не было. У меня тряслись руки и ноги, не раз попадала в землетрясения, гораздо более сильные и знаю, какой бедой всё может обернуться. Очень боюсь, когда лопается земля, идёт паутиной и разверзается. Благо этого не произошло и стало ясно, что эпицентр далеко.

Постепенно наступило затишье, быстро собрала вещи и вышла на террасу, больше в номер не заходила. А толчки незначительные продолжались в течение дня. Позже, получив послание из России, узнала, что землетрясение в 7 баллов произошло в 150-ти км. к северу от места моего пребывания, о чём сообщили в международных новостях.

В тот же день, поймав пассажирский пикап на главной улице, который просто едет и собирает людей, уехала в Мандалай (Мандали бирм.) за 1500 кьят.

Сборщик денег, он же и зазывала, спрыгивал и шустро забрасывал на ходу мешки и корзины, подсаживал, подталкивал и жевал бетель. В один из моментов не успел запрыгнуть в кузов и остался на дороге. Мы поехали. Парниша бежал за нами, яростно махал руками, но догнать не мог. Народ равнодушно смотрел на происходящее, а я стала стучать по кабине изо всей силы. Да, при этом говорила по-русски. Ну и что? Зато парня на дороге не оставили, а когда приехали в Мандалай, он переправил меня на городской транспорт до автовокзала и перенёс вещи.

На тот момент уже решила, что в Мандалае не останусь. Пыль стояла здесь столбом, дышать просто нечем, жуткая грязь и запах. Храмы под толстым слоем пыли утратили свой лоск. «Монашата» уже просто доставали, в пору было от них прятаться. Город оказался ужасен.





Район автовокзала просто безобразно запущен. Хаос с транспортом. Стоянки разбросаны, полное отсутствие порядка. Поэтому я отправлялась прямо в Баган, интереснейший город, что называется музеем под открытым небом. Благо автобусы туда часты, заплатив 8500 кьят, уселась в подошедший транспорт, а в 10 вечера планировала уже быть в Багане.

Никарагуанские зарисовки.

Зарисовка 1.

В 1-ый раз полетела в Никарагуа в 1989г. с лёгкой руки моей подруги –никарагуанки Бирмании,которая училась в нашем городе и жили мы с ней в общежитиях напротив,так и познакомились.
Тогда в Манагуа летал  « Аэрофлот» и билет в оба конца с открытой датой на год, стоил 300дол. С собой разрешено было брать  также 300. Доллары покупали в банке в Москве и специально туда ездили и жили в течение недели,снимая квартиру и каждый день переписывая очередь. Народу было, как в Мавзолей!
До этого я уже посетила 3 евространы соцблока, будучи студенткой музучилища, а тут мне представилась возможность попасть в страну 3-его мира! Кто тогда мечтал об этом? Стоит ли рассказывать о трудностях с оформлением паспорта и сбором документов?
Мне удалось найти маленькую щёлочку в нашем «железном занавесе» и я полетела .
В последующие 20 лет я летала туда ещё 8 раз! И грамоту, за неоднократное пересечение Атлантики, мне торжественно вручили на борту «Аэрофлота».
Помню каждый полёт. Это необузданное студенческое веселье в аэропорту. Группировались все по странам, я, конечно, с Никарагуанскими студентами . (Из латиноамериканских стран летало много студентов). Бывало, что немного пили, а потом шкодничали беззлобно, как то возили друг друга на тележках через весь аэропорт, или же прятали от милиции распочатую бутылку спиртного в рядом стоящую сумку, ничего не подозревающих серьёзных пассажиров, а потом опять забирали. Передавали не большие посылки для родственников в обе стороны. Всё было просто и здорово!
Самолёт всегда вылетал в половине третьего ночи,  делая 2 дозаправки  по пути следования, но где? Мы заранее никогда не знали, об этом объявляли уже в полёте, видимо была в этом какаято хитрость на предмет угона самолёта. На каждую дозаправку уходил час, полтора и в результате перелёт оказывался почти суточным.
В 1991г. в нашей стране произошёл путч на Красной площади, а  мы, на тот момент, были уже в воздухе, успев вылететь из московского «Шереметьево», а те, кому предстояло лететь следующими рейсами, задержались в аэропорту на 3 суток до восстановления порядка. О путче я узнала при посадке для дозаправки в Северной Ирландии, где по всем мониторам транслировали нашу родную Красную площадь, на которой я была вчера, заезженную танками и затоптанную толпами обезумивших людей. На документальную съёмку военных лет это не было похоже, головоломка казалась не разрешимой. И только наши стюардессы внесли относительную ясность происшедшего.
В ту ночь к власти пришло новое правительство во главе с  Б.Ельциным. Эти события выпали из моей жизни. В России меня тогда не было.
Каждый раз, улетая из Никарагуа, меня провожали и передавали весточки для студентов их родители, а так-же мои,  обретённые, друзья.
Однажды, улетая из Манагуа, самолёт набирал высоту и в этот момент внизу, в огромном городе под нами, произошло землетрясение  и мы стали свидетелями жутких разрушений  и паники, наблюдая за этим сверху. Позже я узнала, что аэропорт бездействовал несколько дней, были нарушены взлётные полосы.
А вообще мне очень нравилось летать. Я всегда ждала заоблачного рассвета и о его наступлении оповещала всех. Прилипнув носами к иллюминаторам, мы наблюдали поистине космический восход солнца, красоты не земной. Маленькая яркая точка, на совершенно чёрном небосклоне, начинала расти, меняя неоднократно свой цвет, при полной черноте вокруг. И, как бы с трудом, пробиваясь сквозь тьму – наступал рассвет.    
А однажды, в совершенно безоблачную погоду, командир экипажа объявил, что, пользуясь редкой удачей, мы можем созерцать с высоты 11000м. Саргассово море.
Внизу всё было зелено, хотя сгустки водорослей находятся на определённом расстоянии друг от друга, наблюдается это не всегда. Иногда водорослей  в море просто нет!
Волны лениво перекатывались через полузатопленные острова, таща за собой длинные зелёные ленты сплетённых водорослей, которые были прекрасно видны сверху.
Это море в океане, не имеющее берегов, очень тёплое оттого, что вода здесь почти стоячая.
Так случилось, что несколько океанских течений, разветвляясь  и вливаясь одно в другое, описывают круг в океане по часовой стрелке и внутри этого круга морское болото  – Саргассово море. Оно огромно. Западной границей ему служат Антильские острова, с севера  - Бермудский  архипелаг, а на востоке оно почти достигает Азорских островов.
Именно здесь в водорослях – саргассах появляются на свет мальки угря и вместе с тёплым течением Гольфстрим , находясь в пути 2.5г., поднимаются к европейским рекам. Самцы остаются в устьях , а самки идут по рекам выше. Через 7 – 10 лет взрослые особи возвращаются вниз по течению, если встречаются преграды на пути,  ползут по суше, пока не найдут реку. На суше могут жить до 3-х суток. Возвращаются неизменно в Саргассово море, нерестятся и там погибают, а процесс повторяется снова. Странная рыба. Зачем ходить по 10000 миль туда – сюда? Многое в её поведении остаётся загадкой по сей день.
Всякий раз, пролетая над этой , полной таинственных легенд, акваторией Мирового океана, стюардессы объявляли: « Сейчас мы пролетаем над Бермудским  треугольником» и по салону шёл ропот. А меня это только забавляло… до поры, до времени.
Шесть лет назад я летела в Манагуа местными авиалиниями с Тринидада и Тобаго. Высота нашим «Боингом» была набрана 5т.м., все отстегнулись и, позавтракав,  занимались кто чем. Дети играли в проходе, кто-то куда-то ходил, а я слушала музыку. И вдруг! Сильнейший толчок, потом рывок, а после этого и то и другое одновременно.  Самолёт стало бросать и карёжить, казалось, вот-вот отвалятся крылья. Наступила невесомость и я приподнялась из кресла, полетели пластиковые пустые стаканы, лёгкие бумажки и всякая лёгкая ерунда.
Я поняла, что мы падаем. Страшно кричали женщины и дети, стюардессы успокаивали пассажиров, но передвигаться по салону, они совершенно не могли. Мигал свет, творилось что-то неописуемо страшное. Фильм ужасов. Мысль была: «Ну вот,  меня ждут дома , а я и до места назначения не долетела».
Как выровняли самолёт и набрали высоту – не знаю. Командир экипажа извенился за не предупреждение, т.к. турбулентная зона была внезапной и не была зафиксирована приборами. Легче от этого никому не стало. У одного из пассажиров случился инфаркт и, при посадке  в Сальвадоре, его выносили первым, как при пожаре. Здесь-же в переходе – рукаве приступили к его реанимации, а пассажиры, как побитые собаки, молча, проходили мимо.
В этот день вечером мне предстоял дальнейший перелёт до Манагуа и, на посадке в самолёт, я потеряла сознание. Слишком трудно было преодолеть тот страх.
Мне кажется, я просто не могла погибнуть, ведь мои жизненные планы были ещё не завершены. Но именно с тех пор боюсь летать, беру с собой  в дорогу молитвослов и одержимо читаю молитвы за каждого сидящего в самолёте.