• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

НОЧЬ НА БЕРЕГУ ЗАМБЕЗИ. Мозамбик

Архипелаги островов в Индийском океане обворожительно красивы. Подозревая, что туристами они мало изъезжены, я стремилась именно туда, на архипелаг Базаруто, который также является Национальным парком страны. Попасть на те диковинные острова можно из портового г. Бейра, второго по величине после столицы Мапуту. Но до г. Бейры надо было ещё добраться. Он оказался просто недосягаемым.

предыдущий рассказ - http://www.vokrugsveta.ru/blogs/Protuberansi/1893.php

Нас, четверых пассажиров прибывших из д. Мокуба, глубокой ночью передали вместе с разницей денег, уплаченных за билеты, «помогайле» следующей маршрутки, которая всегда ждёт здесь, в селении на р. Замбези.

То, что транспорт меняется в пути, объясняется не имением многими водителями лицензии на провоз пассажиров, поэтому опасные участки маршрута, где могут быть полицейские проверки, доверяются водителям с соответствующими документами. А уж оплату тех документов осуществляют сообща. В итоге, например, вместо 3-х пакетов бумаг, проплачивается только один.

Оплату берут за весь путь сразу, чтобы не растерять пассажиров, так как уплатив не малую сумму, вы уже «микрик» никогда не покинете, а будете мучиться и терпеть, и музыку вы здесь не заказываете зная, что это для вас единственный способ добраться до места.  Транспортная конкуренция тут совершенно отсутствует.

Впервые со времён продажи фотобумаги в Никарагуа, у меня появилась более выгодная коммерческая мысль, что если иметь в Мозамбике микроавтобус, то и весь мир ты будешь иметь.

А пока я, молодая пара с полуторагодовалой девочкой, и ещё одна мамаша с двухгодовалым мальчиком, перебрались в другой автобус со всем своим скарбом.

 Тот, что привёз нас сюда, быстро удалился. Только после этого новый «помогайла» весело объявил, что автобус отправится в Бейру…  только утром по мере заполнения. Мы все хором застонали. Стон огласил берега р. Замбези.  Я - то что? А вот они с детьми, надо кормить, мыть, укладывать спать, успокаивать, если плачут.

Мозамбикские пакости и подлости продолжали обильно сыпаться на мою голову, начиная с момента перехода границы. Как пережить эту ночь? Глухомань, стоим на окраине деревни, комары, наверное малярийные, кусают с лёту. Дверь в маршрутке не закрывается, нас никто не охраняет и за нас не отвечают. «Помогайла» «испарился» в темноте. Мы просто были брошены в ночь на волю Божью.

Девушка, что с мальчиком, слегла с температурой и ребёнок тоже. Я потрогала голову, наверное 40, ей очень плохо, ребёнка надо помыть и сменить памперс, но вижу что она не сможет. Две бутылки минералки на всех. Семья с девочкой занималась ею, а я пошла в то селение, на окраине которого стоим, за водой.

12 ночи, суббота, фиеста, беднота пьёт и пляшет прямо на улице, воды нет. Решила, что надо пользоваться той водой, что имеем, а завтра купим по пути. Кстати, в редких поселениях у дороги, цена на минералку утраивается.

При виде меня народ слегка ошалел. Трудно им было понять, откуда я взялась  глубокой ночью и, не скрывая удивления, безмолвно провожал взглядом. Наверное моё появление было сравни фантому, явившемуся из параллельного мира. Грабители, думаю, оказались в замешательстве, только поэтому меня в ту ночь не ограбили.

Вернулась к месту стоянки ни с чем. Объявила о своём решении. Семья с ребёнком промолчала, у них с собой не было даже воды, маленькая коробочка с соком, в которую опускали соску и давали девочке. Она плакала, просила пить, пара стеснялась спросить воду. Я сама предложила разбавить сок и налить в бутылку.

Пока они этим занимались, достала свои лекарства от простуды и дала простуженной мамаше. Ведь об аптеке не могло быть и речи, а потом помыла её ребёнка и сменила памперс. Я не запомнила их имён, сложно, но запомнила их.

Комары лезли в открытые окна, было жарко, всех намазала своим гвоздичным маслом и сама тоже. Мальчик уснул, а девочка бушевала. Больной стало легче, укрывшись своей юбкой, которую они повязывают для поддержки детей, задремала.

Ночевать идти в гестхауз (если он имеется) нельзя, автобус может уйти без меня, его надо просто сторожить, не спуская глаз. Насколько я поняла, народ здесь очень не порядочен, не уважителен, совершенно безответственен. И продать ваше место ещё раз другому пассажиру, пока вы спите в постели, для них будет просто наградой.

Я подумала, сегодня суббота, у меня тоже должен быть праздник. Ранние подъёмы, изнуряющие жуткие поездки, дискомфорт в дороге, выяснение отношений на границе и спор с водителем, не лучшим способом действовали на моё настроение. И не мешая молодой паре, что тщетно пытались успокоить маленькую дочь, я пошла искать увеселительное заведение.

В деревне искать, конечно, ничего не надо, выбор не велик и всё перед глазами. Единственный ресторан (опять же по-африкански) оказался пуст и не весел, а все танцы и веселье происходили в бедных питейных заведениях. Взяв свою бутылку с пивом и стакан, вышла на улицу, обещав вернуть пустую. Местное пиво здесь называется Маника и стоит 35 мет., а бутылку надо возвращать.

Усевшись за столик на улице, сразу привлекла всеобщее внимание. Дети стали попрошайничать, отдала остатки печенья и конфеты, всем конечно не хватило. Народ развлекался, как мог. Девчонки танцевали сами себе, парни сидели отдельно.





Хотела отснять ночные развлечения,но слабый пол взамен попросил купить угощение. Наверное им показалось, что я совсем простая.

А парни наоборот стали просить фото, что я и сделала. Потом и девчонки присоединились. Таким образом я скрасила их грустное веселье. Они смеялись друг над другом, тыча пальцем в экран камеры. И вообще, я поняла, что фотоаппарат располагает к вам людей. Когда нечем заняться, он скрашивает грустную дорогу.







Ну что ж, погуляли и хватит. Ещё и поспать надо. В автобусе прибыло, пока меня не было, двое парней. Девочка малышка уже спала, а вот больной опять плохо, температура подскочила. Снова антибиотики, и стыдно стало, что я пошла гулять, оставив её.

В итоге уснула только в четыре утра, наконец-то вытянув ноги, а в пять стал народ подтягиваться. Места занимают, не полежишь. У больной упала температура, всё тело влажное, её знобило, снова дала таблетки. Ведь многие африканцы не понимают и не умеют пить лекарства, процесс надо контролировать.

Думала ли я, что где-то в Мозамбике, в жуткой глухомани, на берегу реки Замбези, крокодилами которой пугают детей, мне придётся всю ночь лечить больную африканскую девушку. Придётся ухаживать за её ребёнком, практически оказавшись на улице, не имея для того элементарных удобств. А уж об охране говорить не приходится, мы были просто брошены в автобусе с открытой дверью.

Когда рассвело, она спросила меня:
- Ты из Красного Креста?
- Нет, я из России.
- Это дальше, чем Танзания?
- Дальше.
- Дальше, чем Африка?
- Да.
- Действительно далеко.
Я дала ещё ей таблеток на день и объяснила, как пить.

С рассветом появились продавцы хлеба и кукурузы. Умывшись и почистив зубы остатками минералки, пошла купить чего либо съестного. Воды нет, съёла жареную кукурузу, с собой взяла три лепёшки. Нехотя пожевала, остальное в сумку.

У больной, оказывается, ещё и желудок больной. Она всю дорогу не ела, а так как сидела далеко от меня, то я этого не знала. Таблетки на голодный желудок. Я расстроилась, есть она отказалась.

Под окнами остановился продавец бутербродов с жареным яйцом. Купила с удовольствием, а через минуту он вернулся и протянул мне ещё один. Почему? Зачем? У меня же есть!

Больная девушка, купила его для меня, направив лоточника снова под мои окна. Обернувшись к ней, сказала:
- Спасибо, но зачем?

Моя подопечная умоляюще смотрела уставшими глазами. Я поняла, что надо взять. Это было высшей африканской благодарностью на тот момент, что тронуло до глубины души.

Чёрная африканка, совсем не богатая, в знак признательности покупает бутерброд для белой туристки, случайно оказавшейся свидетельницей её беды. Впоследствии поняла, если вас просто так угощают, то это не просто так, а за что-то.
 
Все пассажиры следили за моей рукой с бутербродом и за мной. Откуда им было знать, какой трудной для нас была эта ночь. Лепёшки из сумки были отданы подростку, что сел рядом, он сразу приступил к их поеданию.

следующая часть  -  http://www.vokrugsveta.ru/blogs/Protuberansi/1895.php

Неслыханную наглость и вопиющее неуважение встретила я здесь. Мозамбик

Я торопилась на мозамбикское побережье Индийского океана. Мне так этого хотелось, что просто утратила чувство страха и упорно продвигалась по северной части страны, о которой ходят не самые лестные слухи даже в самом Мозамбике.

http://www.vokrugsveta.ru/blogs/Protuberansi/1892.php -  предыдущий рассказ

Подъехали прямо к автостанции в д. Мокуба, где уже стоял почти полностью разбитый микроавтобус отправляющийся в г. Бейра, что на берегу Индийского океана. Имеет тот город свои пляжи, прибрежные острова  и обилие морепродуктов, а пляжи Мозамбика я ещё не видела.

Обрадовавшись такой удаче, решила здесь не ночевать, а сразу отправиться в Бейру, отдохнуть на архипелаге островов Базаруто, ну а потом ехать в королевство Свазиленд. Радостно заплатила 700 метикалей, получила билет на руки и занялась, в ожидании отправления, писаниной.

Автобус заполнялся медленно. Надеялась, что отправимся через час, полтора. Рассчитывала приехать в Бейру вечером. Пассажиры успокоили, заявив, что до Бейры 6 ч. езды. С их слов это большой город, много огней и кирпичные здания, есть такси. Как то не доверчиво я отнеслась к такому заявлению, уже достаточно изучив мышление африканцев.

Наш «микрик» не собирался отправляться, так как просто не заполнялся, и надо было ждать КАМАЗы с других волостей. Может там будут желающие ехать в Бейру? КАМАЗы стали приходить один за другим только в 4 ч. после обеда, и народ не очень-то Бейру хотел, а потому я поняла, что приеду туда глубокой ночью, если ещё учесть и остановки.







Решила, что заночую здесь, а завтра поутру выеду, чтоб не таскаться ночью по Мозамбику. Объяснив проблему «кобрадору» (португ.), тому, кто деньги собирает, попросила вернуть уплаченную мною сумму за билет. Он был похож на бездомного, хотя они все похожи.

Неслыханную наглость и вопиющее неуважение встретила в ответ. Сказал, что денег не даст и поеду я тогда, когда пойдёт автобус. Я захлебнулась в негодовании.

- Ах ты, чудо – юдо!

Уцепилась за него и стала трясти. Его карманы были пусты, схватив за руку, потащила к полицейскому пункту, он вырвался и сбежал. Позвала полицию, объяснив ситуацию, попросила мне помочь.

Ободранный полицейский, нашёл беглеца и потребовал вернуть мне деньги, тот долго сопротивлялся, объясняя тем, что трудно найти пассажиров на рейс, а потому каждый человек на вес золота, но согласился вернуть только 600 мет., а 100 оставить себе за неустойку.

Во мне вновь вспыхнул порыв гнева.

- Какая неустойка? Это вы мне должны 200 метикалей сверху, за то, что я 4 ч. жду вас в маршрутке под палящим солнцем!

Полицейский нашёл ещё одного помощника, представив мне его, как водителя и тот пообещал, что, во сколько бы мы не приехали, поможет найти гестхауз для меня, а сейчас они быстро привяжут багаж сверху и поедем.

Этот вариант мне понравился и, взяв обещание водителя, на том и порешили. Всё – таки на одну ночь раньше я буду в Бейре. Я наивно думала, что здесь водители несут ответственность за свои обещания, как, например, в Южной Америке.

Наконец-то поехали. До Бейры только четверо пассажиров, остальные выйдут на промежуточных остановках. Вдоль дорог болотца и речки с цветущими лилиями, дрофы в траве пасутся. Народ движется по обочинам, не имеет даже зонтов, только обноски, а дождь льёт.

Я вспомнила ту куртку, которую выбросила в аэропорту Москвы, оставив для себя только лёгкую ветровку. Да и вообще, я часто её вспоминала.

А пока созерцала окрестности. Здесь в Мозамбике вдоль дорог продают только уголь и сахарный тростник, который все и жуют,



а на редких остановках можно встретить бананы и хлеб. 20 штук бананов стоит 5 мет. = 5 руб. Иногда продают апельсины, иногда мёд и даже годовалые голые дети тащат по земле к автобусу полутора литровые бутылки с мёдом.

Мёд не понравился, обман. Мы все сидели, набитые, как огурцы в банке. Болели колени, упирающиеся в выпирающие планки передних сидений. Я постоянно подталкивала под них ветровку, что б облегчить муки. Немела спина, изменить позу было не возможно. Как быть? Я не рассчитывала на этот вопиющий дискомфорт, а ехать надо. Я вспомнила многие свои перипетии, что встречала в путешествиях по миру, решив, что хуже никогда не было. Хотя, может быть, я просто забыла?

Своей перуанской шляпой я укрывалась от солнца, бьющего часами в окна и от ветра, продувающего насквозь шею и уши. Закрыть окна нельзя, запах стоящий в салоне для меня губителен. Прошу прощения за эти слова, возможно когда – нибудь я научусь этого не замечать, но пока Африка для меня была тяжела.

Глубокая ночь, люди садятся и выходят, несмотря на ночное время. Ведь весь день они стоят на жаре в ожидании автобуса. Фиксированного времени прибытия не существует, поэтому надо ждать, хоть умри, а автобус всего один в день, может прийти в любое время. Народ совсем не роптал, я тоже успокоилась решив, что в Бейре будем утром на рассвете.

Сколько ехали, не знаю. Впереди замелькали редкие огни, это мост через широченную реку Замбези, вверх по которой находится водопад Виктория. Поросшие густыми зарослями берега, длинный нескончаемый мост и мы уже на другом берегу в селении под названием Река Замбези.





Именно здесь произошла неожиданная смена автобуса и водителя. Я догадалась, что мы с полицейским были обмануты мотористом («водитель» на порт. яз.), скрывшим факт смены автобуса. Но с него, как с гуся вода и на мои доводы он только издевательски улыбался, а по отношению к остальным пассажирам не считал нужным даже общаться.

следующий рассказ - http://www.vokrugsveta.ru/blogs/Protuberansi/1894.php