• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Чёрный лес и чёрная курица. Малави

Каждый из нас знает кедр сибирский и ливанский, а вот корейский, крымский, гималайский  -  знает не каждый. Но среди многих видов существует ещё одна разновидность кедра, о которой почти не знает никто. Это муланджийский кедр. Стройные кедровые леса пока ещё можно встретить в Малави, на склонах загадочного и туманного горного массива Муландже.

КОЛЕСИТЬ ПО АФРИКЕ  -  ЭТО НЕ ПРОСТО  

Маршрутки в Мзузу из деревни Румпхи идут регулярно. Сделав несколько кругов по деревне, собирая людей, всё – таки выехали с минимальными задержками. Раннее утро, народ с мотыгами тянется по обочинам, здесь повсюду преобладает ручной труд. Таксисты – велосипедисты поджидают пассажиров, с обтянутыми мягким, багажниками, что бы отвезти неподалёку.



Вдоль дорог женщины дробят глыбы камня в щебень и сваливают в кучку. Целый день сидят под палящим солнцем за металлической наковальней и монотонно бьют металлическим орудием по камню, а мужчины откалывают глыбы от скалы и доставляют к дробилке.

Здесь в Малави женщины любят красивые причёски, только самые бедные стригутся под «ноль». Порою причёска  -  это целое произведение искусства, и глаз, бывает, не отвести.

-  просто девочка.

-  ещё одна.



В столицу Малави г. Лилонгве выехала в этот же день. Жуткое дело, жара. Народ набивается «по уши», расстояния меж сидений в 20 см., ноги у подбородка. А ехать долго. Рядом со мной молодая малавийка с ребёнком, никто не хотел с ней рядом сидеть, гоняли с места на место, досталась мне, все успокоились.

Всякими немыслимыми способами трамбуют багаж, привязывают, запихивают, засовывают. Терпеливо ждём. Часто обращались ко мне «Мама», я возмущалась, решив, что мне напоминают о возрасте, ан нет, уважают.

Девушка - соседка постоянно кормила ребёнка то одной грудью, то другой, забывая их убирать обратно. У каждого придорожного рынка дитя что-то просило и плакало, я дала конфеты, заулыбался и успокоился, мусоля леденец и роняя его на грудь матери. Мамаша сосала тот леденец вместе со своим дитя. Руки у обоих  были липкие, а ребёнок всё меня потрогать норовил.

Достала влажную салфетку, что б мамаша сыночка протёрла, а она её съесть хотела. Видно не понравилась и в руке держала, не зная, что с ней делать, а потом сосед слева подсказал. Кое - как вытерла чёрного сыночка, вот тут уж он волю дал рукам, бесконечно меня трогая.

Неужели они со мной до Лилонгве?

В автобус засунули даже двуспальный матрас в свёрнутом виде,



а он в салоне развернулся на всю ширину. Его ж выносить надо, никак нейдёт и потащили волоком по пассажирам, попросив пригнуться. Мы все употели, придерживая его над головой, пока вытаскивали.

За окном стройные кедровые леса, которые уничтожаются, оголяя то тут, то там огромные пространства.







Это называется лесозаготовками.





Повсюду лесопилки, только ручные. Рабочие, длинной пилой, вроде ножовки, доставая до земли, распиливают стволы вдоль, положив на высокие кОзлы. Как в наших деревнях, только мы распиливаем поперёк, а кОзлы наши, русские, не пятиметровой высоты.

Муланджийский кедр растёт только в этой части света, на склонах горного массива Муландже, что тянется на юг страны в Мозамбик.











Исполинские деревья величественны и стройны.

Рабочие медленно идут по тому же стволу вслед за пилой, разваливая распил, чтобы не было сжатия. Свалиться с этой верхотуры, дело совсем не хитрое. Вкусный запах свежего дерева, ароматом бил в окна, пьянил и дурманил, но лес…, загубленный лес.

Его сначала слегка обжигают, что б сучья не мешали, затем пилят. Стоят обгорелые сосны и кедры с чёрными стволами, не в силах сопротивляться людской жестокости. Огромные выгоревшие площади мёртвых лесов не скоро зазеленеют.

Народ скупал на стоянках лук, чеснок, картошку, гуаву, апельсины и морковь.



В деревнях Малави выращивают овощи, но возделанной земли очень мало, ручной труд малопроизводителен.

Моей соседке выходить, что просто не мыслимо в ситуации с ребёнком, а ещё она везла чёрную курицу, которая лежала, оказывается, у меня под ногами, а я всё думала, у кого курица кудахчет и смотрела по сторонам.

Соседка стала тащить её из-под сиденья, а курица захлопала крыльями, пытаясь меня задеть, я укрылась шляпой, по которой она безжалостно хлопала.



Народ стал помогать, соседка забыла спрятать грудь, так и полезла сквозь строй, женщины помогли, убрали, а дитя с курицей в окно подали. Видимо курицу ей дали в гостинец деревенские родственники.

После её долгожданно – немыслимого  ухода, я стала смеяться от счастья, и народ смеялся, а потом  показывала видео и фото, кто дотягивался, то смотрел и  аплодировал. Было им развлечение…

 Я решила по дороге снова купить пару яиц, пока продавец бегал за сдачей, автобус потихоньку тронулся. Продавец бежал вслед, пытаясь дотянуться до высоких окон и держа в руке мятые купюры. Я никак не могла поймать его руку, тогда сосед с переднего сиденья пришёл на помощь, схватил неловко руку и… полетели деньги по ветру.

Продавец не сумел уже нас догнать, собирая разлетевшиеся купюры. Товар вернуть не удалось, долго ждала гонца за автобусом, да и в окно их не бросишь.

А бывало и наоборот, когда отдашь деньги, получив товар, но не успеваешь получить свою сдачу, как автобус отправляется.

Если делать покупки на стоянках, то надо выходить самому из автобуса, тогда и проблем меньше.