• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Куда кривая выведет! Малави

Что это за Малави такая, в которую я еду? Знаю, что раскинулась та страна вдоль озера Ньяса, загадкой которого являются неожиданные разливы, независимо от осадков или же каких - то других причин. Местный народ утверждает, что озеро со стороны Малави сильно отличается от Танзанийского побережья. Посмотрим.

ПЕРЕХОД В МАЛАВИ.

От танзанийской Боды до пограничного пункта целый километр пути и его не так легко преодолеть. Ведь менялы ждали меня уже при выходе из автобуса. Белая я одна и они решили добиться меня, во что бы то ни стало!

Каждый выкрикивал свой курс обмена доллара, стараясь перекричать конкурентов. В то время, как чёрные пассажиры беспрепятственно продолжали свой путь к границе, то мне пришлось применять силу, расталкивая надоедливых менял, «помогайл» и велосипедных «катал».
Вся эта братия шумной толпой следовала за мной, стараясь разговорить любым способом, но я упорно молчала.

Ведь одно моё слово вызовет цепную реакцию, и вся толпа вновь бросится меня завоёвывать. Но предложенный ими курс обмена меня очень устраивал, хотя для сравнения вошла в танзанийский банк. Моё назойливое сопровождение осталось за пределами  здания, и я облегчённо вздохнула.

Здесь за доллар давали 300 квача., а на улице все 400. Название денег казалось смешным и лягушачьим. Поначалу произносила его, смеясь, а народ при этом недоумённо моргал глазами.

Сотрудник банка показал разные виды купюр и заверил, что на стороне Малави курс почти в два раза ниже, а на улице нельзя менять, в лучшем случае подсунут старые купюры, вышедшие в 2004 г. из оборота, а в худшем просто ограбят. Да и вообще, деньги нужно «знать в лицо!»

Действительно на малавийской стороне  дают в два раза меньше этих самых квача, а потому вернулась в Танзанию и поменяла всю нужную сумму, так как чёрного рынка в Малави не существует, а во всех банках единый курс обмена.

При этом все менялы толпой бегали за мной от границы к границе, деньги в руки совали, но в диалог не вступала.

 Я была их единственной надеждой, которая медленно угасала.

Процедура перехода границы проста, без очередей и волокиты. На стороне Малави нет ни единого валютчика, зато «транспортные агитаторы» ждут и сразу нападают. Приятным оказалось то, что все понимали английский и действительно на нём говорили. Даже женщины свободны в общении, в отличие от танзаниек.

Видимо причина в том, что страна многоязычная, а потому необходим один общий, коим и является английский. Также государственным считается язык кечева и язык малави, которыми владеет большинство граждан страны.  

ОБАЯТЕЛЬНАЯ КАРОНГА И ЕЁ ОЗЕРО НЬЯСА.

Город Каронга стоит на берегу озера Ньяса (второе название - оз. Малави), его порт считается одним из крупнейших в стране, понятно, что в масштабах той самой страны.



Мне туда надо. Ехать от границы удобно на публичном такси, быстро и без остановок. Поэтому плачу 600 квачей (придумали же себе деньги!), и отправляюсь в плотно набитом такси до Каронги.

Позже узнала, что название денег -  квача, на одном из местных диалектов означает  -  свобода. Тут уж не посмеёшься!

Транспортная полиция по пути проверяла количество пассажиров и ремни, поэтому лишних высаживали заранее, и заплатив им  неустойку, народ отправляли пешком через полицейский пункт.

Приехала в Каронга, устроилась в гестхауз. Просторная комната с санузлом, огромная кровать, имелись пологи, сетки, евророзетки. Показалось слишком хорошо, видимо оттого, что ждала худшего. Как-то сразу спало напряжение, душа возрадовалась, к тому же народ здесь красиво улыбается и от души.





На улице в здоровенных жаровнях жарят картошку, которая в Африке называется чипсами, тут же по заказу тебе приготовят курицу, всё очень быстро, кладут салат, получается большая порция за 1 дол.



Городского транспорта в городе нет, да и вообще машин единицы, все передвигаются на велосипедах – такси или на своих - двоих.





Багажники мягко обтянуты тряпьём для комфорта. На багажниках везут разный люд: полицейских, охранников, сотрудников офисов в галстуках, ноги которых практически волоком по земле, женщин с детьми за спиной.

Население Малави легко вступает в контакт, очень молодое и улыбчивое. Стариков практически нет, что объясняется низкой продолжительностью жизни, а уж самое страшное в стране – это СПИД.

Около 17% населения Малави ВИЧ инфицированы, ситуация трудноуправляема, не хватает медикаментов, да и сознание самих малавийцев не достаточно созрело для понимания всей трагедии общества.
Повсюду взгляд натыкается на рекламу презервативов, но вопиющая людская бедность надеется не на них, а на авось.

К тому же дикий обряд, провести ночь с братом умершего мужа, пока тот ещё не захоронен, опять же для очищения его души, не самый лучший способ борьбы со СПИДом.

В Каронге очень жарко, дождавшись, когда спадёт зной, отправилась в Старый город, куда меня направили сотрудницы гестхауза. Очень надеялась увидеть что – либо исторически – примечательное, хотя знаю, что Африка историю своего континента не сохранила, не считая редких случаев.

Первым, что меня удивило, оказался зелёный динозавр в центральном городском сквере.



Почему не жираф? Ну, хотя бы крокодил! Но нет, динозавр. Видимо тот брахиозавр, останки которого были найдены в Танзании, здесь воспет в камне, если не в глине. Опять же размеры не совпадают, тот был 12 м. в высоту и 22 м. в длину, а этот низкорослый какой – то. Загадка.

Идти далеко, но весело. Все вяжутся подвезти на велике, что бы ноги волочились, а я бы лучше на арбе с волами, что катит потихоньку мне навстречу. Волы головы устало опустили, меня не видят, а когда увидели, то рванули что было мочи и понесли!

Они ещё ни разу белых не видели, да и вообще, кто их здесь видел? Единицы! Хотя подозреваю, что ямщик от неожиданности вожжи не правильно дёрнул, вот и пошли волЫ в галоп.

По улице гуляла полиция в выглаженной форме кофейного цвета.



Дети играли у травяных плетней, что пушистой бахромой окружали дома, для тех, кто поменьше, устраивают купальни в тазиках, где голые ребятишки плещутся и поливают друг друга, смеясь и визжа. При виде меня сразу застеснялись и повернулись голыми попками, а увидев фотоаппарат, заулыбались.





Здесь отношение к снимкам весёлое. Любят фотографироваться, и с удовольствием потом просматривают. Вдоль всей дороги в Олд Таун выложена стена красного кирпича со сквозными решётчатыми окнами. Впервые вижу подобное ограждение, окна, видимо, для того, чтобы в них коровы заглядывали, что тут же рядом и пасутся.



Олд таун оказался обычным туристическим лоджем, совершенно пустым, а вот то, что за ним - это оз. Ньяса со стороны Малави и смотрю я на него теперь уже глазами малавийцев.





Подступы к озеру затоплены и поросли густой сочной осокой, если не хочешь брести по воде, то есть обход.



Я не хочу. Встречный люд шёл накупавшись с озера, улыбаясь и здороваясь, многие просили их сфотографировать, а потом показать.

Озеро необыкновенное, в окружении гор,



ласковые воды сверкали бликами уходящего солнца, тёплые волны выбрасывали на берег водоросли, лодки – долблёнки вытащены на песок. Это не та Ньяса, что штормит и бьётся в ярости со стороны Танзании, а та Ньяса, что щурится на солнце улыбаясь и ласково окатывая волнами свои песчаные пляжи.







Здесь же рыбаки плели и штопали сетки. Мальчишки купались, многие голышом, как-то не очень стесняясь, и я им просто позавидовала. Женщины не купаются вообще, вот и мне пришлось сдержать порыв.





Вообще народ в Малави обаятельный. Таксисты – велосипедисты любовно моют свои велики, а солнце уже заходит, ещё несколько штрихов под закат и возвращаюсь.



Замечательная прогулка закончилась потемну.  

Минеральная вода из супермаркета, с беднейшим ассортиментом, ужин, купленный на улице, и я комфортно закончила день. К тому же свет сегодня не отключали.

Завтра отбуду в г. Мзузу, что бы оттуда в бухту Наката бэй, хотя совсем не знаю, что ещё я буду делать там, на оз. Ньяса, может, искупаюсь?