• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Африка без прикрас. Танзания

Озеро Ньяса, входящее в цепочку озёр Великого Африканского Разлома, было моей целью, которую я хотела достигнуть вопреки всем преградам. Те из немногих, кто уже его видел, восторженно заявляли:

– Оно прекрасно!

Гулять по городу Мбея, где остановилась накануне, было совсем не актуально, поэтому решила, что лучше сразу ехать на озеро. Но оказалось, что до его красоты не так просто добраться. В Африке все красОты труднодоступны и их надо, добиваться. Поэтому для начала выехала в д. Кьела, а там посмотрю, куда меня ещё направят.

***
Пейзажи по горам облачные, природа  свежая и чистая.





Низкие облака затянули кроны пальм и травяные крыши хижин.

Народ жуёт печёные бананы, грызёт жареную кукурузу, и каждый второй везёт живую курицу под сиденьем, а то и две, которые громко кудахчут, если на них наступить.

По приезду в д. Кьела выяснилось, что теперь надо ехать в д. Матема. Но существует и прямой большой автобус из Мбеи, только водители мелких маршруток об этом не говорят, ведь каждый пассажир – это деньги, а то что у него будут лишние проблемы, так пусть не ездит и проблем не будет. Африка в этом смысле совершенно не порядочна, многие советы надо перепроверять, но я об этом часто забывала, поэтому и попадала в разные неприятности.

Мир Африки совершенно отличается от того, к которому я привыкла.

До д. Матема ехать 3 ч., а билет стоит всего 1000 шиллингов! Подозрительно как-то стало! Долгое ожидание в Кьеле, народ прибывал с детьми и пожитками, я нервничала. Неужели все в Матему? Точного расписания прибытия  транспорта не было, жаркое солнце не собиралось садиться. И тут со всеми скоростями на территорию терминала ворвался автобус с пронзительной сиреной.

Девчата из местных мне крикнули: «Кьела!»  Я вместе с толпой побежала. Все расталкивали друг друга и я тоже. Удачно влезла, сумку оставила, кому-то впереди сидящему, на сомнительное сохранение, шляпу положила на колени немцу, сидевшему в автобусе, который пришёл из Мбеи уже с пассажирами. Сама пробралась в салон.

Народ набивался и набивался, при этом тянул за собой всё что имел. Давно вырваны с гвоздями все поручни и люки, держаться только за воздух и друг за друга, ноги поставить некуда.

Перегнувшись уцепилась за раму открытого окна, все висят как умеют, ругаются, толкаются. Это что, все 3 часа так?

Да угадала, мы неслись с сумасшедшей скоростью, чувствовалась глубинка и дикость природы, на остановках народ лез в окна, подавал свои баулы и детей, даже пропихнули телевизор и всё это держалось на коленях у сидящих. Выходят точно также. По салону здесь не ходят, даже страшно было подумать, что кому – то вздумается это проделать. Вздумалось одной крупной тёте, от её телодвижений стонали все и ругали почём зря.

Сам водитель входил и выходил тоже через окно, даже когда остановила транспортная полиция, платить штраф он полез через него. Здесь запрещено возить стоящих пассажиров, а уж лазающих в окна и подавно, но полиция закрывает глаза на беспредел, собирая нещадно штрафы.

По обочинам паслись белые коровы в чёрный горошек, похожие на долматинцев. Рыжие в чёрную полоску, похожие на зебр. Они аккуратно были привязаны хозяевами к колышкам, вбитым в землю. Но при виде нашего автобуса с пожарной сиреной, в их глазах застывал ужас, и вырвав колышки бежали прочь. Куда? А хоть куда!

Такая скорость по бездорожью приносила жуткие страдания, руки соскальзывали с оконной рамы, полусогнутая спина болела, ноги онемели от неудобного положения. Народ стонал. Видимо и цена за проезд соответствовала комфорту.

А за окном везли бананы и продавали их вдоль дороги.



Любят они бананы! О существовании жилья узнавала по травяным крышам, которые виднелись над высоченной слоновой травой. Все 10 рек проехали на скорости вброд, которые вздымались фонтанами брызг, а дети из тех травяных хижин, с гиканьем и визгом бросались в этот водный фейерверк. Такое у них купание!

Постепенно салон освобождался и я уселась на сиденье, ноги дрожали от напряжения и не хотели расслабляться, а ехать оставалось всего 20 мин. Вокруг настоящая не езженая Африка. Затопленные джунгли повсюду,



а на сухих островках стихийный рынок скудных продуктов и необходимых вещей.

Автобус едва втискивался меж этих островов, обдавая красной грязью торговцев пирожками и жареными шашлыками, которые протягивали свои «кулинарные изыски» в наши окна.

В д. Матема приехали в сумерках. Я ужаснулась. Всё вокруг было затоплено, в пальмовых зарослях разбросаны хижины, а на пятачке, где мы встали, вокруг толстенного дерева (оказалась разновидность баобаба), были сооружены три дощатых прилавка. Продавали с них что-то, что мне совсем не нужно. Вокруг хилые сараи, также имели своё предназначение, но мне было не до исследований.

Торговый центр Матемы был пока не интересен. Быстро устроилась в так называемый эколодж за 50 руб.! Невероятная цена! Но всё здесь есть и чистая кровать и санузел, стол стулья принесли, полог, сетки, холл, ресепшен. Всё как у людей, только нет света, идут дожди и случилось замыкание. Но я - то знаю, что и без дождей в Африке почти всегда нет света.



Сотрудники выдали свечу, а в холле на столе поставили газовый фонарь. До этих мелочей мне нет дела, я хочу скорее к озеру, пока не наступила ночь. Мой карманный фонарик, резиновые тапочки и я, скользя побежала по затопленной территории лоджа.



Озеро шумело, как океан, я туда к нему, а оно и вправду, как океан! Волны высокие, гривастые, мощно обрушивались на песчаный берег. Крупнозернистый рыхлый песок тёр ноги, как тёркой. Дети голышом купались в тёплых волнах. Ну, просто настоящий морской пляж!

Каноэ вытащены на берег, придавая пейзажу местный колорит, а вокруг по периметру озера, прекрасные горы, как края гигантской чаши, бережно хранящей своё содержимое.



Небо срывается дождинками, грозя обрушиться дождём.

Завтра найду рыбака и лодку, что бы на вёслах пройтись по озеру. Но что-то волны высоковаты, а может завтра их не будет? Я ещё не знала, что Ньяса штормовое озеро и покоя ему не бывает. А всему виной ветра, западные и восточные, которые встречаются над ним, сталкиваются «стенка на стенку», закручиваются в вихри, вздымая волны, гонят их к берегу с неистовой силой.

Уже в темноте пошла поесть чего-либо, на тот самый пятачок с баобабом в середине. В кромешной тьме мелькали огоньки фонариков, а в жилищах единственной улицы, горели фонари. Наш автобус стоял у сколоченных прилавков, завтра утром в 10 отправится в обратный путь.

На этом сухом пятачке по пустому суетились люди. Всё казалось каким-то бессмысленным движением. В темноте трудно что-либо разобрать. У одного из сараев краснел мангал, а рядом стояла огромная кастрюля, значит здесь кормят.

Вошла, на столе фонарь, а за столом группа немцев и швед. Незамысловатый ужин, а к нему водка из целлофановых пакетиков с колой. Понятное дело, что сразу знакомимся и я, заказав ужин, тоже пью шведскую водку, запивая спрайтом. Тут же и лодочник нашёлся для завтрашней прогулки на вёслах. А здесь не так уж и плохо!

Возвращалась к себе смело, по уже проторённой  дорожке. «Джамбо!» неслось из темноты, ночные мокрые джунгли наполняли ночь звуками Африки, мешая их с шумом прибоя.

Уснула, слушая буйное оз.Ньяса, а ночью началась гроза.