• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Подставные падаунги. Мьянма

Индийский рынок бисерных украшений, перламутровой посуды из раковин,



марионеток на ниточках,



душистых специй и многого чего раскинулся на не большом острове озера Инле. Тут нас и высадил наш лодочник. Все как-то незаметно растворились среди торгующих.

Люди народности каренов в ярко-оранжевых клетчатых платках торговали рисом и незнакомыми мне крупами,



мылом собственного приготовления, сухими фруктами и шарфами из нитей лотоса.



В результате племенного деления бирманских каренов, появились племена, совершенно отличающиеся диалектами, культурой, традициями.



Дальше за рынком дорога по острову среди древних ступ и храмов.





Русских туристов и здесь достаточно, а своих, из лодки, я уже давно растеряла. Вокруг древностей паслись буйволы, красные дороги уходили куда-то в лес.

Через галерею, где торговали широкими национальными штанами, долго шла к храму и нашла ступы. Это был целый «ступовый» лес, золотом сиял, просто ослеплял.



Ступы разных размеров стояли столь тесно, что меж ними было даже не пройти.



Именно это место мне очень запомнилось, да и храм красив ошеломляюще.



После острова отплыли на частную ткацкую фабрику, где  производят ткани из лотоса. Фабрика из 3-х этажей и тоже на сваях. Ткацкие станки заработали и застучали сразу, как только мы вошли. Прядильщицы крутили бобины, сновальщицы чесали лотосовую паклю. Показали всю технологию  изготовления, надеясь на продажу, а нам опять ничего не надо. Нам бы поглазеть. Как только мы покидали предыдущий этаж, там сразу замолкали все машины и начинали работать там, куда мы шли. Всё это было похоже на плохо отрепетированный спектакль, и это все понимали.

На третьем этаже в самом конце мы просто наткнулись на падаунгов.



Несколько женщин в латунных спиралях на шее, увидев нас, наигранно заулыбались и застучали ткацкими станками.



Я видела их фото у многих туристов, всегда удивляясь тому, как сильно похожи падаунги между собой,



особенно старые женщины.



Только сейчас я поняла, что падаунги у всех одни и те - же, а фото той старой женщины теперь будет и у меня.

Среди них была и девочка со спиралью не только на шее, но и на ногах.



Это своего рода украшение женщин падаунгов. Жаль только, что попасть в деревню к ним не возможно. Они больше на озере не живут. Этих несколько женщин оставили для нас, что бы мы имели элементарное представление об этом народе. Что касается спиралей на шее, то не все женщины в племени их носят, а мнение о том, что если спираль снять, то женщина погибает, совсем не верно. Спираль можно снять с шеи, положив женщину в горизонтальное положение, через месяц плечевой пояс поднимется и женщина сможет встать без вреда для собственного здоровья.

Зрелище меня не только не впечатлило, оно меня подавило. Видимо оттого, что не этого я ожидала. Мне хотелось пройтись по деревне, искренне улыбаясь тем людям, говорить с ними, видеть их быт, а может быть и спираль примерить. Все уезжали молча, разочарованы мы были очень.  У домов цвели лотосы, дети в зелёной форме возвращались на лодках со школы, а Марьям предложила японцам из нашей группы пожевать орешек бетель, который купила заранее и который жуют все мьянмарцы. Сначала было ничего, а потом японцев перекосило.



Плевались, сморкались, а одного из них просто стошнило. Теперь я знаю, что бетель – вещь тяжёлая.

На обед мы приплыли к ресторану, который выбрал для нас сам лодочник, а мы с Марьям нашли свой, пройдя по мосткам через канал. Да и все последовали за нами, понимая, что возят нас только туда, где дорого, поэтому дёшево мы находили сами.

Храм прыгающих кошек стоял на огромной площади.



Кошки оказались совершенно не прыгающими. Они лениво спали на плиточном полу.



Народ их теребил, будил, дергал за хвосты, желая увидеть трюк с прыжками, но толстые кошки прыгать не собирались. Да и вообще, прыгали ли они когда – нибудь? Ведь даже глаз не открывали. Лишь иногда, когда было невмоготу, они злобно скалили зубы и рычали на особенно надоевших туристов. В общем, прыжков не было, да и в жизни увидеть прыгающих кошек не редкость. Зачем за хвосты дёргать?



После всех этих рынков, фабрик и зажравшихся кошек, снова оказались на озере.





Огороды на воде ровными рядами росли на насыпной земле.





Выращивали здесь помидоры, тыкву, огурцы. Каждая семья имела свои полосы, за которыми ухаживала и собирала урожай прямо с лодки, приплыв сюда вроде как на дачу. Да и дачные домики стояли на сваях, где хранили инвентарь.



Все овощи подвязывались к палкам, чтобы ветви не свисали в воду. Палки торчали повсюду, без них огорода нет.



Меж зелёных полос медленно передвигались лодки, это дачники прибыли за овощами, или же палки свежие привезли.

Снова каналы и берега в синий цветочек. Мы возвращались.  Мне очень понравилось озеро и незамысловатая жизнь его жителей,





если не считать некоторых моментов, вроде фабрики, подставных падаунгов и кошек, невесть откуда взявшихся в серьёзном храме.

Наше «звено» рассосалось по городку. Я сразу в чайхану. Маленькие стульчики и столы были не очень удобны, всякий раз с трудом на них попадала. Но вкусные пончики и пирожки из рисовой муки, компенсировали те неудобства. На столах всегда стоят термоса с горячим зелёным чаем, и денег за него не надо. А над столами на верёвочках висели зажигалки для общего пользования. Как я успела заметить, здесь много индийцев, которые курят в отличие от мьянмарцев жующих бетель.

Интересный момент, что в Центральной Америке над столами в харчевнях висят на верёвочках целлофановые пакеты с водой для отпугивания мух, которые действительно боятся этих пакетов, так как видят себя в них монстрами с огромными глазами. Только пакеты должны быть очень прозрачными, точно знаю, сама смотрелась.

Вечером мы с Марьям просто гуляли мимо храмов и пагод, наблюдали за монахами в мужском монастыре, как они пилили и кололи дрова, видимо для кухни, при этом не снимая своих розовых одежд.



В пределах храмовой территории этого делать нельзя, в то время, как на водопадах и на море они вместе со всеми купаются, разложив свои одежды по камням и развесив по деревьям. И тут уж их просто не отличить от остальных. Они так же смеются со всеми, плавают на надувных камерах и валяют «дурака».

Ночью снова выли собаки и Марьям не могла уснуть, а потому встала рано и меня разбудила. Только 6 ч. утра, завтрак с семи, но она уже в полной экипировке. Заявила, приняв позу автоматчика, что она солдат и пусть все знают, что уже с шести утра она ждёт свой завтрак.

Я отправила её «занимать очередь», а сама пришла позже. Марьям сидела одна в пустом зале за длинным столом прямо по центру, напротив входа, и ела запеканку. Мы подняли с ней тост кофейными чашками и пожелали удачи друг другу. Сегодня мы расставались. Она уезжала в Тангу на горные озёра, ну а я в Мандалай, что бы вернуться в Бангкок, и уже оттуда в Камбоджу.

За окном грохотал проливной дождь. Мы как дети радовались вчерашней, удачно выпавшей, погоде. Очередная группа туристов безнадёжно смотрела на чёрное небо. Дождь прекратился только в 11 дня. Марьям уже уехала, те туристы наконец-то отправились на озеро, я пошла бесцельно гулять по улицам до своего отъезда.

Территория близлежащей школы не только не имела ворот, она была даже не огорожена. Школьники в зелёных юбках, как мальчики, так и девочки, катили на велосипедах во вторую смену. Стоянка для велотранспорта прямо посередь двора. Она никем не охраняется, здесь не воруют.

Школьники обступили меня, смеясь рассматривали свои фото,



они лезли прямо в объектив, отталкивая друг друга. Мальчишки с раскрашенными лицами, на дощатом помосте гоняли в футбол. Их зелёные юбки развевались на бегу, совсем не мешая жить.



Вышла учительница и позвала всех на урок. Двор опустел, да и мне пора ехать.

Транспорт в виде крытого пикапа пришёл за мной вовремя. Заехав ещё в пару отелей за отъезжающими, мы покатили со скоростью звука вдоль озера. Было жутко холодно. Неужели так до Мандалая? Фары почти не светили, хотя уже темно. Такого просто быть не может! А может нас похитили? Никто не мог понять, что происходит, спрашивая друг друга:    

- Куда вы едете?

Все мы ехали в Мандалай. Сделали в кузове щит из рюкзаков против ветра и сами сели вниз. Через полтора часа встали. Это была пересадка на настоящий автобус в одном из соседних посёлков. Там я отогрелась и даже поспала. А в 3ч. 40 мин. утра были в Мандалае.

Монахи босиком уже собирали подаяние. Такая грязь на автовокзале, что просто нельзя ходить. Я и двое французов ждали рассвета, когда такси дёшевы. А пока пили кофе на улице. Понятное дело, нас одолевали, подходя каждых 15 мин. и предлагая отвезти в аэропорт. Сторговавшись на хорошую цену мы поехали в аэропорт. Наш водитель спал за рулём, а мы хором кричали: «Но слип!», пока он не купил по пути бетель. В аэропорту мы были первые.

То, что я увидела в Бирме сравнивать нельзя ни с чем. Её кружевные храмы, редкие реликвии, золотые ступы просто неподражаемы, совершенно оригинальны и удивительно красивы. Настолько красивы, что увидев их, остаётся только недоумевать. Как можно было такое создать? Много раз задавала себе этот вопрос, не находя ответа.
Фото: