• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Золото Мьянмы. Шве Дагон

Великая буддистская реликвия создана за шесть веков до нашей эры. Золотая ступа собирает на площадях своего подножия тысячами паломников, монахов, туристов и набожных мьянмарцев ежедневно.



Уже издалека самая большая ступа мира сияла золотом на солнце. Её нижняя часть укрыта золотыми листами, а верхняя золотыми плитками. Всего на покрытие было израсходовано 8000 золотых листов. И чем ближе я подходила, тем быстрее шевелились волосы на голове, и кожа становилась дыбом.



Да и повсюду в городе золотые ступы, даже там, где не ожидаешь их увидеть.







При входе к самой главной ступе мира, клыкастые монстры сидят у ворот.



Широкий лестничный портал уходит вверх, к самОй реликвии.



Взяв обувь в руки, босиком пошлёпала по ступеням, с интересом рассматривая торговые лавки по обе стороны. Да, мастеров везде хватает. Картины, изделия из керамики и дерева, плетёные сувениры.

Колокол ступы инкрустирован тысячами алмазов и драгоценных камней.



Иноземцы в разное время дважды пытались вывезти колокол из страны, но всякий раз при переправе через р. Иравади, в бассейне которой и находится Мьянма, терпели фиаско и колокол оказывался на дне. Никому не удалось его поднять, кроме самих мьянмарцев, после чего покушения на драгоценную реликвию прекратились.





На одном из пролётов заплатила за вход и мне приклеили на сумку клейкий ярлычок об оплате. Подобные ярлычки были у многих туристов, коих здесь в избытке. Оставив свою обувь под присмотр билетёра, уверенно двинулась дальше.



Любопытный люд сновал вверх – вниз. Мьянмарцы целыми семьями приезжают со всех уголков страны к величайшему памятнику буддизма. Женщины и дети с размалёванными лицами.





Нередко можно встретить и молодых парней, выкрашенных в кремовую косметику. Такова традиция этого народа, рисовать на лбу, на подбородке и щеках белые или желтоватые пятна, что считается очень красивым макияжем. Наносится он по утрам после умывания, это также подтверждает относительную чистоту и свежесть.

Наконец-то поднявшись, вышла прямо к подножию ступы и всё, я «зависла» в этом мгновении, я «улетела» в нирвану! Все мысли меня покинули, кроме одной: «Как можно было такое создать?







Однажды мне уже пришлось пережить подобное несколько лет назад в Перу, в древнем храме инков Санто Доминго. Там золото можно было трогать, прислоняться к нему щекой, чувствуя теплоту и мягкость благородного металла.

*  *  *
Красавица, какая красавица! Небо затянуло тучами, а она на чёрном небосводе золотом горит.



Лучше восхода и лучше заката оказалось грозовое небо для сияющей ступы, на котором пропечатались её чёткие контуры. А у подножия лес из золотых ступ, размером поменьше,





в каждой Будда сидит. Да и вообще Будды здесь повсюду, разных размеров и лиц.







Деревья из металла в золотых колокольчиках выстроились рядами вдоль квадратного основания Шве Дагона. Паломники молятся в специально отведённых местах, выкладывая лотосом подступы к статуям и увешивая их венками.





В одном месте местные поливали водой из чашечек совсем маленькую статую Будды, делали они это с явной любовью и старанием.



Их вера глубока, они уже рождаются с ней, приняв её ещё в утробе, также как и доброту с молоком матери. В этой стране вы не встретите грубости и даже малого неудовольствия, не говоря уже об оскорблении или того хуже, преступности. Эти пороки мьянмарцам неведомы, только добро творить изо дня в день.

Я шла вокруг ступы, удивляясь всему, что видела.





Реликвии четырёх Будд она хранит, а я - то думала Будда всего один, как Иисус Христос. Наших туристов очень много, удивилась и этому. Мне было приятно, что наш народ выгодно выделялся на общем туристическом фоне. Приятная внешность, опрятность в одежде, правильное поведение. Нецензурная брань отсутствовала, да и подвыпивших не заметила. Так держать!

При входе можно купить, лёгкие как пёрышко, прозрачные листочки 3х3 см. с нанесённым на них тончайшим золотым слоем, что бы покрыть этим золотом статую Будды, прилепив листочки к любой части его тела, кроме глаз. Золото остаётся, а листочки разлетаются, уносимые ветром. Отчего руки, ноги и бёдра статуй, (до чего легче всего дотянуться) покрыты толстым бугристым слоем этого металла, веками наслаивавшемся разными поколениями.

Монахи в бордовых одеждах красочно контрастируют со всеобщим ансамблем,



они здесь самые важные и желанные гости, думаю, что только им Будда больше всего радуется, только они осыпают его молитвами с утра до вечера. В этой стране каждый мужчина обязан дважды в своей жизни побыть монахом. Первый раз в детстве, а второй раз в более зрелом возрасте, только после этого он будет уважаем.

Сроки пребывания в монахах не длительны, примерно около месяца, вопреки всеобщему мнению пожизненного монашества. Но есть и такие, которые служат Будде всю жизнь, к сожалению их очень мало. Монастыри существуют на пожертвования, а жертвы здесь не малые. Мьянмарцы очень религиозный народ и для Будды денег не жалеют. Сами живут совсем не богато, но их монастыри и храмы, сравни дворцам королей. Утопают в роскоши и блеске, чему сама повсюду удивлялась. Соответственно сами монахи живут в полном достатке, им остаётся только позавидовать. Вот и здесь, на Шве Дагоне, они вроде как в командировке, с оплаченным проездом и суточными, денег за вход не платят, а по телефону могут говорить часами.



Любой город Бирмы может уверенно соперничать со многими азиатскими странами по количеству буддистских реликвий.



Как и золотые листочки, среди посетителей очень популярны предсказания или гадания по дням рождения. Если вы знаете, в какой день недели родились, хотя думаю по числу и году этот день можно просто вычислить, то местные «оракулы» многое вам расскажут о жизни и будущем. При этом они рассматривают магический круг, расчерченный на бумаге по дням недели и с указанием направлений – юг, север, восток, запад. Подробно в их магию не вникала, не для того пришла, а пришла на Шве Дагон посмотреть, да себя показать.

Незаметно стало накрапывать, а служители расставили по всему периметру ступы подсвечники и зажгли свечи. Смеркалось. Все 64 пагоды – ступы, что лесом стоят вокруг подножия главной, засияли изумрудной подсветкой, статуи Будд - в ореолах бегущих огней. Храмы и павильоны одновременно вспыхнули тёплым, ласкающим светом.





Атмосфера любви и добра здесь царит, а мне возвращаться.
Нехотя  вернулась мыслями из нирваны и пошла шлёпанцы искать. Спустилась к билетёру, а его нет. Я туда, сюда, а его всё равно нет. Как же я босиком? Продавщица сувениров с трудом пояснила, что есть ещё один вход рядом. Я туда, а его и там нет. Много тапочек стоит, но все чужие. А мои где? Это же надо?! Такая атмосфера была! Любви и добра!

Гид одной из групп пояснил, что входов всего четыре по частям света, возможно мой билетёр в следующем портале. Я туда, срываюсь на бег! Опять по лестницам вверх – вниз! Нету! Тоже мне, девочку нашёл, все лестницы избегала! Я чувствовала, как завожусь всё сильнее.

А тот билетёр спокойно сидел в 4-ом портале и охранял мои шлёпанцы, я их схватила и к себе прижала, едва сдерживая отрицательные эмоции. Такую атмосферу испортил! Я бежала вниз по лестнице, а он всё кланялся мне вслед, прижав руки к лицу.

Пред выходом за ворота с монстрами, я обулась, всё оглядываясь на роскошь и блеск безмолвной ступы.



Энергия её успокаивает, унося наши мысли от мира сего, а тело заворачивает в покрывало любви, силу которой мне довелось испытать. Я не знаю, что это было, но что-то всё-таки было.

Оказавшись на улице, собралась с мыслями, что показалось сложным. Уже темно, но фонари просвечивали ночь. Занятая думами об увиденном, незаметно для себя пришла к отелю. Здесь же мне вручили билет, заказанный днём до д. Кинпун к ещё одной великой реликвии –  Золотому Камню. С удивлением обнаружила, что пункт назначения в билете означен, как Голден Рок, ни тебе названий деревни или горы, просто Золотой Камень. Только после этого вспомнила, что сегодня ещё не ела, всего лишь бутылки с водой одна за другой.

У отеля шумел рынок, предлагая странные блюда с неизвестными ингредиентами. Супы в котлах духмяно парили. Поднимая крышку каждого, продавец и одновременно повар, предлагал взглянуть на свою кухню. Вермишелевый суп с грибами, травяной на рисовом отваре, суп с гусеницами, разварившимися до размеров сарделек, с ножками, похожими на соски. Последний стоил дорого, а меня чуть не стошнило. Кое-как я съела рисовый отвар, периодически испытывая спазмы в желудке при воспоминании о гусеницах.

Местами на прилавках с фруктами красовались ценники на английском: «Вкусные апельсины», «Хорошее манго», «Сладкое, как мороженое» и всё в таком духе.

В этот вечер на своём этаже встретила русскую Татьяну. Приехала она на медитацию, будет находиться здесь полгода в специализированном центре по обучению концентрации мысли на том действии, которое совершаешь сиюминутно. Каждодневно упражняясь в этом, можно достигнуть первой ступени саматхи, а можно и никогда не достигнуть.

Состояние саматхи свойственно йогам, которые без пищи, воды и сна могут находиться длительное время в определённой позе, отключив на уровне мысли многие функции своего организма. Таких людей в мире слишком мало, но достичь этого хотят многие.

Центры существуют на пожертвования, а условия пребывания там просто не выносимы, например для меня. Полная изоляция от мира, обет молчания, только с учителем можно говорить по теме. Мысль надо держать крепко, что - бы она не убегала. С кем бы ты не встретился на территории центра – ты должен молчать. Многочасовое сидение в определённой позе, до боли во всём теле, при этом думая о боли и разбирая её по частям. Питание одноразовое, только утром, но для новичков перекус позволен во второй половине дня. А если всё это станет не по силам, то в любую минуту центр можно покинуть. Конечно, я плохо понимаю то, о чём пишу, но как-то вот так.