• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

ИДУ ОДНА ПО МИРУ! 1361 ступень ко Христу. Боливия



Оказавшись в г. Кочабамба, отправилась искать самую высокую в мире (до недавнего времени) статую Христа. От вокзала в сторону гор, среди которых и гора Сан Педро, увенчанная той статуей. Идти долго, но я люблю ходить, по пути рассматривала площади и скверы.

Старинные здания и храмы, постриженные газоны, тепло, здесь уже и пальмы, да и с высотой порядок. Статуя видна издалека, лестница к ней по склону, трасса телеферико, которое пойдёт в 10 утра, а сейчас только 8.



Но ждать совсем не хочу, а полиция предупредила, что на лестнице, ведущей к Святому месту, часто грабят поднимающихся.
Да и ограбленной не хочется быть. Сижу, за подъёмом наблюдаю. Редкий люд одиноко идёт в гору, вроде их не грабят. Ну что я сижу, время теряю? Пойду.

Две девчонки – спортсменки бегут вверх по ступеням, обещая страховать. Тренируются, поджидая меня. Как я не люблю подъёмы! Это невыносимо! Ведь могу и не подняться, а тогда что, вниз? Ну, нет!

Вот девушка в красной кофточке пыхтит, меня догоняя, вес сбрасывает. Какое – то время мы идём рядом. Но мне ж отдыхать через 10 ступеней надо, а у неё килограммы лишние. Потому отпускаю её без задержек.

Девушка в розовой кофточке, но не та, что Филиппа Киркорова, спешит к статуе помолиться в тишине пока телеферико не включили. Совсем белокожая, хуже меня, но она настоящая местная боливийка.

Сверху спускается пара, немец с местной подругой. Она его постоянно ждёт, а он как и я без конца отдыхает. Я сказала, что вниз надо бежать бегом, но немец показал на трясущиеся колени и ответил, что не может. Интересное кино. Что это у него с ногами?

Подъём умышленно тяжёл. Для достижения святых мест надо потрудиться, что б жизнь мёдом не казалась. И так во всём мире, паломничество должно быть сопряжено с муками.

Вдоль лестницы кактусы – тысячелетники, кусты колючие, над головой солнце – пожар. Вот уже гигантское белое распятие высотой в 40 м. нависло над подъёмом.



Распростёртые объятия  как будто меня влекут. Концентрирую все мои силы пред мучительным финишем.



На каждой ступеньке закреплены белые пластины с именами тех, кто пожертвовал деньги на строительство монумента, лестницы к нему и на его освящение. Вот в них я и уставила взгляд, считая ступени.



Последние метры подъёма особенно тяжелы. Итого 1361 ступень! И я их преодолела! Это не считая тех секций, что не имеют ступеней. Тяжело ставить рекорды, даже если он только для тебя. Подъём занял 40 мин. и я у цели. Величественный монумент незыблемо стоит над горой, благословляя наш грешный мир.

Внутри статуи имеется лестница с обзорной площадкой и видом на город, но откроется вход только в 10 ч.



Нет, я не хочу никуда подниматься, мне и отсюда город виден с озером на окраине.





Обошла не большую площадку с помещениями для служащих, белую статую, высотой в две с половиной пятиэтажки, посидела с девушкой в розовой кофточке, что не выпускала из рук Библию и вниз.

Продавец напитков удачно расположился на лестнице. Приезжает сюда ежедневно на служебном лифте. Он из индейцев аймара, сказал, что пивом сначала надо полить землю, а потом пить самому, так как его обожает Пача мама, что живёт на земле, а сын и отец на небесах. Тогда в пути будет только удача и всё получится. Полила, ублажив Святую маму и порадовав продавца послушанием.
Видимо живёт Пача мама на горе Сан Педро, прекрасно уживаясь рядом со статуей Христа, попивая пиво и веселясь, пока мужа нет дома.

Индеец осторожно спросил:
- А в России такие же деревья, как и у нас?
- Нет, другие.
- А горы есть?
- Есть. Эльбрус слышал? Так это у нас, в России.
- А как вы верите в семейство Пача? Как мы? (Пача на яз. аймара – святой).
- Почти, только наша Пача мама пиво не пьёт и мужа своего почитает.

Я возвращалась, а навстречу шли люди, отдыхая и вновь поднимаясь. Пустые кабины телеферико уже пустили.



Девушки - полицейские каждый день поднимаются в гору, а затем идут вниз, соблюдая порядок на подъёме. Каждый встречный спрашивал, далеко ли до статуи, успокаивала всех, обещая лёгкий путь.

Молодой человек, поднимавшийся снизу, увидел у меня фотоаппарат и крикнул:
- Фотографируй меня!
- Зачем?
- Тебе на память!
- А зачем раздеваешься?
- Мне жарко!
- Зачем вверх побежал?
- Я ж толстый! Меня снизу снимать надо, тогда я стройный!
Я снимала молодого человека из Аргентины, как будто обязана была это делать. Его шутливо - приказной тон, молодецкий задор и естественность в поведении просто обескураживали. Бывают же такие люди!



То он в труселях, то он в шортах. Футболка валялась под ногами. Я сказала, не стоит раздеваться до трусов, ведь мы совсем не знакомы, а он ответил, встретились на лестнице, значит уже знакомы. А потом нас двоих фотографировала полиция, понятное дело, что не для публичного стенда «Бойтесь и остерегайтесь!», а всё также мне на память.



Простились. Ему наверх, а мне вниз. Я в шутку крикнула:
- До встречи в терминале!
Ведь это место встреч, просто неизменно.

Спустившись, почувствовала, как дрожат ноги и усталость даёт о себе знать. Вспомнила немца с трясущимися коленями и стало ясно, что у него с ногами. Сегодня я себя уважаю. Перекусила, чем Бог послал и на автовокзал.

Сижу в терминале, смотрю телевизор, и вдруг слышу:
- Тамара!
Сумасшедший аргентинец, что с лестницы, изо всех сил махал мне руками. Он провожал свою сестру в аргентинскую Сальту, с которой вместе путешествовал, но у неё уже закончился отпуск. И опять объятия, как и положено здесь, а потом обменялись почтами, тоже как положено. Как я была права, по поводу встречи в терминале!
Фото: