• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

ИДУ ОДНА ПО МИРУ! А что, через Анды слабо? Перу



Ну что ж, делать мне больше в Ике нечего, а значит надо ехать, и я беру билет в г.Куско, что-бы оттуда отправиться в Боливию.



Я знаю, что дорога идёт через Андский хребет, она опасна и сложна, однажды уже ехала этим маршрутом, радуясь, когда он закончился. И вот вновь я на том же пути.

Пустыню Наска, что лежит у нас по дороге, основательно размыло дождевыми реками.





Дорожные службы борются со стихией, как могут. Крадёмся осторожно, а впереди те же самолёты кружат над плато Наска и те же вышки с туристами. Насыпные горки истоптаны тропинками. Но лучше самолётов ничего быть не может, с них великолепный обзор. После Наска сворачиваем в сторону Анд и началось.
Небо в грозовых тучах укрыло горы чернотой. Солнце садится, освещая ландшафт.



Огненно – рыжий цвет гор слепит взор, зажигая пожаром всё вокруг. И вдруг радуга, да такая, что я никогда не видела! Её фломастерный свет в разреженном воздухе освещает алым цветом всё вокруг, дополняя солнце. Перекинутая коромыслом от горы к горе сияет так ярко, что все замолчали, уставившись в окно и друг на друга. Мы проехали под ней, и я успела кое – как отснять, ведь виражи и скорость не дают этого сделать.



Я видела радуги в небе и на воде, трёхэтажные и двухэтажные, яркие и едва заметные, но это было особое свечение, подобного которому  я не наблюдала. Явление было редким.
Воспрянула духом, вдохновившись зрелищем, стала разглядывать рядом сидящих пассажиров. Местное индейское население в цветастых широких юбках, ярких полосатых заплечных узлах и в шляпах – котелках, из-под которых спускаются заплетённые косы ниже пояса. И неважно, сколько лет женщинам, причёска для всех неизменна. А на ногах обязательное наличие простых хлопковых чулок или гольф к чёрным туфлям на толстой подошве. Дети малые, если они при матери, сидят в мешках, которые поворачиваются то вперёд, то назад по мере надобности.
Дорога крутит витки спирали, автобус едва успевает сворачивать на крутых склонах. Две машины разъезжаются с трудом. Узкая «экономная» дорога, едем по кромке кручи, и кажется, что колёса висят над бездной. Пристегнула ремни и уставилась в пропасть. Поднялись столь высоко, что облака закрыли собой весь обзор, опустившись вниз. Плакали малые дети в салоне, которые чувствуют высоту и плачут всегда при подъёме. Как в самолёте при взлёте и посадке.
Пошёл дождь, заливая стёкла, сплошные виражи, бурные потоки несутся с круч на дорогу. Наступила ночь, крутые повороты, что даже свет от редкого встречного транспорта определяется в последние мгновения и тогда автобус просто останавливается, прижавшись к краю пропасти и пропуская встречную фуру. И уже совсем не понятно толи по дороге едем, толи по реке, которая устремляет свой бег в бездну.
Грязь и камни сползают с гор, преграждая путь, плотные туманные тучи спеленали автобус, фары которого их не пробивают. Обрушиваются глыбы, разбиваясь вдребезги и засыпая дорогу. Водители, одев вязаные шапки из альпаки, с ушками, то и дело просят помощи у пассажиров автобуса для расчистки проезда. Кстати эти шапки не просто объект для насмешки. Они выдерживают температуру до -35 град., а в жару охлаждают вашу голову на 4 град.
Бесконечные остановки и расчистка пути, только бы ничего не упало на автобус. Двигаемся очень медленно, закрыв окна. Это была настоящая «Дорога смерти» и сейчас я совершала подвиг, а те водители совершают эти подвиги ежедневно, совсем не зная об этом, переваливая через Кордильеры в сезон дождей. И эту жуткую дорогу  -  «Дорогой смерти» не обзывают. На память пришла аргентинская Рута 40, с каким бы удовольствием я сменила б сейчас этот кошмар на патагонскую  «дорогу смерти».
Высота начала мучить пассажиров. Сначала у молодого человека, что сидел через проход, случился эпилептический приступ и опять стоим, ожидая конца приступа. Кислородное голодание мозга обостряет имеющиеся заболевания. Затем где – то сзади девушка потеряла сознание, и водители раздали нам влажные алкогольные салфетки и плотные полиэтиленовые пакеты на случай тошноты. Две женщины в котелках попросились на выход, а выходить-то некуда, только в пропасть, куда их и стошнило поочерёдно. Вновь и вновь расчищали  дорогу под дождём, а значит стояли бесконечно. Я боялась шевельнуться, дыша глубоко, в салоне густо пахло кокой. Неотрывно смотрела в чёрную пропасть под колёсами, слегка освещаемую фарами. Осторожно попросила водителей ехать от пропасти на полметра, а они мне посоветовали окно зашторить. Это ж надо было так попасть! Никак у меня не получается, как у людей, гладко, да складно.
Странное дело, высота уже тысяч пять, а меня пока «горняшка» не трогала, видимо очень важно не двигаться и не напрягаться. В общем, училась. Важно было не встать в горах на сутки, как в той пустыне. Так там хотя бы жилая улица была, а здесь совсем ничего. Только немыслимая высота и кислородное голодание.
Это была единственная ночь за два месяца путешествий, когда я не спала. В Куско приехали в 9 утра. Везде женщины в котелках и с полосатыми цветными мешками за спиной.

А я смотрела на эту пёстрость и думала, ведь этой ночью я совершила подвиг, но об этом никто не знает.  
Табличку, что ли, на грудь повесить?
Фото: