• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

ИДУ ОДНА ПО МИРУ. Шок! Перу

- узелковое письмо инков, кипу.

11 февраля, в 8 ч. утра я уже сидела в центральном сквере г.Ика, сгорая от нетерпения и не сводя глаз с окованных железом деревянных дверей с вывеской: «Museo de piedras grabadas de Ika. Asociacion JAVIER CABRERA DARQUEA». Эту вывеску я выучила наизусть. Я всё знала про этот музей, я всё давно прочла, но дайте мне взглянуть! Дайте мне утолить эту многолетнюю жажду!



Два часа ожидания пролетели мгновенно. Фотографируя площадь и здания вокруг,





жадно следила за входом. Никто не собирался открывать столь желанное место. Все заведения вокруг уже начали свой рабочий день, а я боялась даже спросить о работе музея, что бы не получить отрицательный ответ.

Наконец - то медленно встала, чувствуя, как заходится в крике душа и пошла, пошла в контору по – соседству. Служащий нотариальной службы внимательно выслушал, как я лепетала бессильно, боясь сказать мне правду. Задавал какие-то реабилитационные вопросы, а мне нужно было только «да» или «нет», а лучше бы только «да».

Его ответ пронзил, как молния, я почувствовала, что земля уходит из-под ног, мне захотелось кричать на весь мир, воздеть руки к небу и призвать всех Святых. Я не могла говорить, задохнувшись от горя. Я наказана! Я что-то сделала не так!

Музей закрыт уже 7 мес. Мировая археология лишена возможности представить нам столь значимые экспонаты, определяющие развитие мира и человечества. После смерти основателя музея Доктора Хавьера Кабреры, в его большой европейско – американской семье начались трения по поводу раздела музея. Европейская и латиноамериканская стороны выдвигали требования, которые не устраивали ни одних и не других. Ведь коллекция частная и все они наследники, а потому начались судебные тяжбы на долгие годы. Музей продолжал свою работу, принося семье доход, а то, что его закрыли сравнительно недавно, было странным. Неужели деньги, той скандальной семейке, перестали быть нужными? Не верю! Причина другая, я чувствую это.

Шатаясь от потрясения, встала и поплелась на ту скамью в парке, что приютила меня с утра.



Что делать? Идей и желаний не было. Казалось, что перечёркнуто всё, все мои радости и восторги, все мои удачи и везения, всё моё путешествие. Рухнула пирамида, моя пирамида.

Хотелось переспать это горе, совершенно опустошённая душа уже не кричала, а тихо стонала, но нет, надо встать и идти. Ведь в Ике не один музей, а вдруг будет что-то похожее. Эта мысль слегка оживила. Я встала и отправилась в региональный музей.

Спросила о камнях, но их здесь нет, ведь все крестьяне несли их только Доктору. Кроме него за них никто денег не давал, правда ещё скупали европейцы, частично вывозя в свои коллекции. Но в Ике их можно увидеть только в музее Доктора Кабреры.

В региональном музее предложили полистать потрёпанную книгу об этой коллекции, изданную ещё при жизни Доктора. Спросила, где можно купить, оказалось нигде. Я не одна такая желающая и время от времени увлечённый турист спрашивает о музее и книге, но помочь здесь ничем не могут, только то и сделать, что дать подержать эту истрёпанную в лохмотья литературу. А потому народ вынужден посещать их музей.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИКИ.

Как и все вошла в его залы.
Зал декоративной керамики с застеклёнными экспонатами. Роспись настолько свежа, что верится с трудом, будто выкопали её из грунта.



Вазы и кухонная утварь с изображением фигур, это техника письма культуры Паракас. Изумительные чёрные кувшины с воздушными ручками – это роспись древних Инка.



Более стилизованные вазы и кувшины с религиозными знаками и сценами, это техника культуры Наска.  Широкие блюда и объёмные сосуды принадлежат умельцам Писко.



Четыре ведущих культуры этого региона, являются наиглавнейшими и для мировой науки.

Деревянные тотемы, в виде вырезанных фигур идолов, что использовались в религиозных церемониях Wari.



Охотничьи пращи и стрелы с костяными наконечниками. Узелковые письма древних Инка, в узелках которых хранилась вся необходимая информация. Похожи они на кокетливую юбочку с бахромой. При помощи этих писем Quipu, считали население, вели учёт времени, подсчитывали количество необходимых продуктов и ресурсов. Использовали в агрономии.

Следующий зал преодолела брезгливо. Здесь мумии, а я их просто боюсь.





За стеклом черепа с длинными косами, сплетёнными по – разному, видно и тогда женщины предавали значение своей внешности.



Обнаружены они в районе культур Паракас и Наска. Мумия сидящей беременной женщины, найдена в захоронениях Писко. Мне казалось, что здесь даже запах тлена витает.



Трепанированные черепа,



а на картине ярко представлена сцена этой операции с участием  колдунов. Искусственно деформированные головы были в моде у многих народов мира, но и конечно же в древнем Перу.



Именно здесь наибольшее количество вариантов и типов голов было обнаружено в Долине Писко, Долине Ика и на полуострове Паракас.

С месяца ребёнку привязывали к затылку доску, и рос он вместе с той доской, пока полностью не формировался организм, или же голову затягивали ремнями, одевали специальные шапки. Способов много, а делали это с целью этнического отличия и эстетического внешнего облика.
Музей покинула с удовольствием, всё не то, что надо, про мумий лучше читать, чем на них смотреть. Плохо мне, плохо!

ВСТРЕЧА С РОБЕРТО КАБРЕРА.

Зашла в магазин и купила бутылку вина, вот и повод появился попробовать перуанское вино. Манго здесь великолепное, да и вообще фруктов достаточно, а потому приобрела разных понемногу.

Ноги «домой» не несут, зашла  в фотосервис, спрашиваю, не знают ли они, почему музей камней закрыт. В ответ услышала фразу, которую боялась услышать:
- Так его ж правительство закрыло.
- Как? Почему?
- Слишком много скандалов из-за него. Да и вообще мы ничего не знаем. Говорят, что иногда по спецразрешениям дверь открывают, и кто-то из семьи Доктора живёт в том доме на втором этаже.
Второй раз за день я испытала потрясение. Схватив свой пакет с фруктами и вином бегу на Плаца де Армас, на свою заветную скамью, а вдруг сегодня дверь откроют. Решила, буду ждать до последнего.



Второй этаж украшен балкончиками, но там безлюдно. Жду наступления темноты, а вдруг свет зажжётся.



Дождалась! На балкон вышел мужчина средних лет. Опять хватаю пакет и через дорогу под балкон. Кричу:
-Сеньор, Сеньор! Я из России! Мне надо с Вами поговорить!
Минутное замешательство с его стороны, но видимо ему передался мой порыв, что вложила я в свой истошный вопль, и он сделал знак рукой, что бы ждала, показав на открытый холл первого этажа.



Я моментально покрылась испариной, волнуясь от нетерпения и ожидания встречи. Примерно через полчаса тот человек спустился. Оказался племянником Доктора по имени Роберто. Время от времени проживает здесь на втором этаже, а на первом находится сам музей со всеми экспонатами. Он начал говорить то, что я уже слышала про их семью. У меня в горле стоял слёзный ком, а когда я спросила, действительно ли его закрыли по настоянию правительства, он тихо и грустно кивнул, видимо думая, что у меня диктофон. И тут я заплакала. Да, я тоже плачу. Я же женщина и совсем не толстокожая.
Мы сидели на диване, слёзы падали на колени и из носа текло. Бесконечно вытираясь салфетками, понимала, что не смогу спросить о том, о чём хотела. Роберто молча ждал. Наконец-то я попросила его открыть дверь на 15 мин., но он сказал, что ключей у него нет, ключи в Лиме, у одного из членов семьи. Видимо для того, что бы никто не смог его уговорить на открытие музея. Возможно это предусматривает какие-то санкции. Да и кто я такая, что бы передо мной вдруг открыть двери?
Я смотрела на добротную стену, что отделяла меня от сенсации. Всего лишь стена, эта стена стала преградой, а позади тысячи километров пути, которые я прошла.
Роберто рассказал, как Доктора мучили многие годы бесконечными экспертизами, и ни одна из них не признала камни фальшивыми, но сам Хавьер Кабрера очень страдал от того, что мировая наука совсем не радовалась его сенсационным артефактам, а наоборот, «поливала грязью» и «посыпала мусором». Менять эволюционную структуру развития человечества никому не хотелось. Уж больно хлопотное это дело!

Сам Роберто далёк от археологии, он натуралист. Любит свою пустыню и возит желающих на экскурсии. Я чувствовала, как моя душа отошла потихоньку. Спокойный и внимательно слушающий человек очень к себе располагал. Я сказала, что была рада встрече с ним, он ответил взаимностью. Пожав друг другу руку, я вышла на улицу. В какой-то момент обернулась, он стоял в проёме двери, смотря с сожалением вслед и я вспомнила. Фото! Я не сделала фото! И, замахав ему рукой, побежала обратно.
Фото на память. Спросила разрешение на размещение в интернете, согласно кивнул.



Визитка для меня. Предложил писать ему каждых две недели, а он оповестит, если музей откроют. Хотя бы так. Мы снова жмём друг другу руки, уже улыбаясь. Теперь у меня есть надежда.
Написала ему из Боливии, он ответил, значит всё честно.
 
Да, неудачи случаются, ведь это не заказанная заранее экскурсия с гидом, транспортом и отелем,  да и нет туда экскурсий, а чаще всего мы не знаем сами, чего ждать.