• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Как мы в Африку ходили. Водопады на реке Кагера, первоисток Белого Нила. ч.19



Солнечным утром в нашу дверь лёгко постучали.

Теофилл, "приобретённый" вчерашним днём, стоял с бутылкой минералки, возмущаясь, что мы ещё спим. Как-то сразу засуетились, собирая вещи, но раньше, чем через час не вышли, а когда вышли, то совсем быстро подъехало приличное такси. Теофилл, таская и загружая вещи, назвал цену в 17000фр. до Рутаны. Цена обрадовала, но всё-таки спросила, такси публичное или частное, водитель ответил, что публичное и будем подсаживать пассажиров. Это было важно знать. Значит стоимость проезда будет раскидываться на всех.

Наконец-то наша чёрно белая компания двинулась на юг страны, к тем каскадам водопадов реки Кагера, которая  берёт начало в горах Бурунди и является первоисточником Белого Нила. А уж потом, где-то на севере, Белый Нил, собрав попутные реки и речушки впадает в оз. Виктория.



За всё время наших перемещений, белых мы видели только дважды  -  это русская Ольга в Кении и группа туристов в заповеднике Мерчиссон в Уганде. Ну, хоть бы какой китаец! Всё бы не одиноко!

Но ни китайцев, ни японцев, а только  молчаливо – непроницаемые лица вокруг.

Бурунди, как и Руанда долго страдала от этнических конфликтов, но наконец-то воцарился относительный мир,  а народ на сторожЕ, чувствуется напряжение в общении, во взглядах, испуг и растерянность в глазах. Не с чего им улыбаться и хохотать без дела, а уж белые здесь совсем ни к чему: « Ездят, смотрят на всякую ерунду, да ещё и деньги за это платят, а нам бы - избежать  голодного помешательства».

Это настроение мы ясно чувствовали, стараясь не выпячиваться и не лезть с глупыми просьбами о сервисе. Довольствовались тем, что было.

Любоваться пейзажами не устаёшь. Плантации кофейных деревьев подступают вплотную к дороге, чайные плантации раскинуты изумрудным покрывалом по склонам, а впереди, прицепившись к большегрузной машине, группа велосипедистов, да и пешеходы сверху, передвигаются от хутора к хутору. Здесь хуторское расселение, больших деревень мало.



На  кирпичных рядах, выложенных по обочине, сотрудники полиции удобно пристроились. Если увидят, что вы ведёте съёмку, то заставят стереть, так везде.



А вот белые деревья, гармонично вписались в зелёные склоны, разнообразят краски и радуют взор. К этим деревьям у меня особая любовь, они не обыкновенны, серебрят листвой округу, не ведая своей прелести.

В этой очень бедной стране самые яркие одежды, что мы видели. Красиво и высоко повязаны  платки, образуя огромный бант впереди. За спиной чернокожее дитя, замотанное в цветастость. А на головах расписные плетёные и очень высокие сосуды.  Накидки развеваются по ветру, придавая костюму лёгкость  и естественность.



Сон! Дивный сон! Я уже его видела! Он из моего детства, навеянный журнальными картинками. А сколько было прочитано книг о приключениях! Да кто ж теперь вспомнит?

Христианские храмы в стране, как под копирку, даже цвета одного. Стоят широко и одиноко. Распространено католичество и местные верования, а мусульман меньшинство.



Местные верования основаны на поклонении духам мёртвых, духам природных объектов, то есть гор, рек и долин.

Мои мысли были прерваны внезапно. Впереди у дороги полно народу, люди толпились и заглядывали за обочину. Мы тоже встали, но лучше бы не выходили. В кювет был сброшен труп мужчины с перерезанным горлом. В округе не было жилищ, видимо тот человек просто шёл, как и все здесь, не думая, что ждёт его мачете.

После увиденного я почему - то, вспомнила руандийских наркоманов, да и все наши ночные передвижения на мотоциклах. Ну а если не так, то как? Вот и сейчас едем, а по дороге никого не подсаживаем, хотя обещали. Почему? Ответа пока нет.

Что-то есть хочется, остановившись в местной столовой, заказываем обед на четверых и опять мясо с соусом. Меню совсем не разнообразят, да и руки нечем помыть. Длинные столы из досок и такие же скамьи, напоминают временные блоки питания для трактористов в поле, во время сбора урожая.

Что бы мы делали без влажных салфеток? А это ещё что несут нам?

Огромный таз поставили прямо на стол и принесли воду в канистре. Наш «служка» позаботился о чистоте, поливали на руки здесь же, да ещё и мыло нашлось. А потом таз убрали и на это место поставили обед. Вот так, ни какого «выпендрёжа».

Не доезжая до Рутаны, свернули в сторону по нужному указателю. Ехать ещё 15км., только сейчас понимаю, что ни каким другим транспортом сюда просто не добраться. Только пешком. Да и лишние пассажиры рядом оказались бы ни к чему. Маршрут у нас редкий, мало кому пригодный.

После поворота начались не высокие горы, тростник  по обе стороны сменился сосновыми лесами, образуя тенистые аллеи с духмяным еловым запахом.



Деревья в голубой цветочек нарядили лес, как будто выставленные на показ.



Вдали «лоскутное одеяло» террас наброшено на пригорки. Петь хочется!



Водопад шумит, даже нежно звенит, мы его уже слышим, а потом и видим, въезжая на площадку напротив.

Он был похож на вологодское кружево, струящийся по склону скалы, не шумный и не грозный, а ласковый и весёлый.



Каскад водопадов Чита де ля Кагера, состоит из четырёх ступеней, похожих, как две капли воды. Ступени находятся в разных уровнях друг над другом. Общая высота каскада 500м.

Первый, нами увиденный, был второй ступенью снизу.



Не обошлось без поборов и здесь. За посещение по 2 дол., проводник обошёлся по 15000фр. с каждого, граждане страны  -  бесплатно.

Здесь наряд полиции с оружием зорко следит за подъезжающими, а это только мы. Купленный нами проводник, предложил посетить первый порог, то есть нижний водопад. Не представляя себе, как это будет выглядеть, согласились и пошли жаркими джунглями по тропинке вниз, которая превратилась в крутой спуск.

Голосисто кричали разные птицы, мелкие белки прыгали по ветвям, пот заливал лицо и очень скоро мы полностью промокли. Теофилл страховал нас на каждом камне, был терпелив и услужлив, а проводник ушёл вперёд, мелькая иногда комуфляжкой. Он не удосужился даже с нами пообщаться, всё, что узнавали, только через Теофилла. Отрабатывать наши деньги, не считал нужным.

Тропа по сложности напомнила спуск к водопаду Сипи в Уганде, только была короче, метров сто.
Второй каскад Кагеры оказался близнецом первого, но подступ к чаше совершенно не доступным.



От воды веяло прохладой, расселись по камням, вкушая всю прелесть окрестностей. Сидеть бы так вечно, если б не возвращаться.



Подъём был ужасен! Я не переношу подъёмы, они приносят мне страдания и везде преследуют. Потихоньку признаюсь, что отголоски вчерашней свадьбы, давали о себе знать. Каждых десять метров я останавливалась и с тоской смотрела вверх, где жуткая тропинка превращалась в пологую дорожку.

Теофилл стал моей тенью, в точности повторяя все остановки, терпеливо отдыхая вместе со мной. Вот здесь я и спросила его о людоедстве, ответил, что это было когда-то, а про сейчас пожал плечами. Когда, наконец-то оказались наверху, горе – гид предложил подъём на следующую ступень, улыбаясь, как ехидна.

Мы синхронно, замахали руками, в смысле «нет». Усевшись на скамеечку, созерцали струящийся поток, сплетавший водяное кружево.

Вторая половина дня, надо ехать, а до столицы ещё часа четыре, куда мы согласились ехать так же за 17000фр.
При возвращении прокололи колесо и водитель этот грех записал на нас в сумме 10000 фр.

Опять по дорогам стада рогатых коров, белые деревья мешаются с зеленью, по склонам пигмейские поселения, огороженные по кругу хлипкими плетнями. Все наши желания, в смысле остановок для съёмки, выполнялись беспрекословно. С чего бы это?