• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Верблюжьи бега. Сирия



Верблюжьи бега проходили в пустыне за 25 км. от Пальмиры. Эти соревнования  очень ждала. Мне казалось, что неуклюжесть верблюдов противопоказана каким - бы то ни было бегам. Скачки в тот 2010 год, состоялись в Сирии. Участники из близлежащих стран, съехались на традиционное мероприятие, которое проходит раз в пять лет. Каждый раз совместно выбирается страна предстоящих «баталий».
Ипподром едва вмещал «кэмэлов», погонщиков, шейхов,



да ещё у каждого хозяина своя мужская группа  поддержки, которая должна кричать и подгонять животных во время забега.
Это не те верблюды, которые возят туристов по руинам. Это ухоженные спортивные, красивые животные с очень интересной фигурой. Тонкие тела, шеи, длинные ноги, аккуратная задняя часть. Настоящие бедуины! Простите, верблюды!
Туристов маловато будет! Мой знакомый сегодня занят, весь в верблюжьих хлопотах, а потому я на попечительстве у его кузена, чтоб не оставаться одной.
Предстоит 3 катарских забега и 2 сирийских. Катарские шейхи без конца гладят и трогают своих питомцев, сирийцы своих любят не меньше.
На верблюдах красивые попоны, намордники. Одна передняя нога подвязана до забега, что б не двигались и не тратили энергию попусту. А на спинах у каждого из них маленький  трёхкилограммовый робот.



Каждый робот имеет плёточку, которым управляет хозяин  при помощи пульта. В нужный момент робот крутится на спине волчком и хлещет кэмэла плёточкой во время бега, а при помощи рации хозяин подаёт звуковой сигнал своему любимцу. Чем очень помогает ему в соревновании.
Машины едут вдоль дистанции бегущих верблюдов, со своей группой поддержки, свистят, кричат, подгоняют. В Эмиратах роботы большие, напоминают людей, и скачки там более тяжёлые. Мне удалось ранее побывать там на тренировках. Возможно, что сейчас всё изменилось.
Начинается забег катарцев. Погонщики в яркой униформе вывели верблюдов на старт.



Надо иметь большую ловкость, успеть отлететь в сторону, что б не затоптали, иначе всё кончено.
Что здесь началось! Пыль столбом! Джипы с шейхами рванули вслед, верблюдов не видно и ничего не понятно. Народ кричит, изгаляется. Куда бежать, за верблюдами, или от них?



Спасибо, полиция дорогу показывает. Кузен пропал из виду. А оказалось, всё правильно, бежать за катарцами не надо, а надо бежать за сирийцами.
Дистанция по кругу в 5 км. Первым с ипподрома выводят победителя и вешают на него попону с флагом страны. Поочерёдно выводят всех остальных. Пятёрка первых из  двеннадцати  - считается лучшей. Забеги катарцев закончены. Сирия следующая. Первый забег сильные взрослые кэмэлы, а второй  -  молодняк. В каждой группе также по 12 животных. Меня находит кузен Саид, у которого в забеге участвуют 2 верблюдицы. Предлагает сопровождать гонку на джипе. Конечно, с удовольствием!
Сажусь в машину и выходим на старт, рванули!
Боже мой! Это сумасшествие! Пылища, группа поддержки орёт дикими голосами, свистят, машут арафатками, верблюжьи роботы крутятся на спинах кэмэлов без устали, подхлёстывая их плётками. Машины почти  наезжают друг на друга, гальабие развиваются. Ещё то, сафари! А не какая-нибудь фальшивка!
Впереди на колесо мотоцикла намотался платок, чуть не перевернулись! И вдруг! О, ужас! Один кэмэл Саида врезается в ограждение, сойдя с дистанции, падает, запутывается длинными ногами! Все выскочили из машин и стали спасать животное, и, представляете, верблюдица по кличке Алияна, встала и побежала!
Потеряв примерно минуту времени, сумела догнать и перегнать нескольких и пришла шестой. Мы подгоняли её, как могли, я кричала кэмэлу по-русски: «Быстрей!», и уже не видела перед собой машин и не думала об аварии. Если бы не досадное происшествие, то наша Алияна была бы первой! Она действительно была очень вынослива и перспективна.
2-ой забег молодняка был более слабым.  Воспитанникам по 2 – 3 года, но их надо приучать к шуму, машинам, трассе. Страсти были умеренными, животные бежали в разные стороны, время от времени подбегали к заграждениям, за которыми ехали в машинах их хозяева, заглядывали в окна, а хозяин, высунув руку, гладил их по морде, после чего животные возвращались на трассу. Иногда они останавливались и искали глазами своего кормильца, увидев, бежали дальше. Было смешно, они совсем ещё дети.
Что это? На трассе валяется верблюд. Глаза открыты, шевелится, но не может встать! Он умирает! К нему никто не подбежал, пока не кончилась гонка. Видимо такое происходит не в 1-ый раз и помочь ему уже нельзя.
Оказалось, его утром не правильно накормили и случилась проблема с животом. Как мне его жаль!
Забеги окончены, погонщики разводят верблюдов по загонам. Саид приглашает посмотреть его загон с 25-ю животными. Все они огорожены дуг от друга, представляют собой частные фермы.
На территории каждого из них стоит шатёр, где можно попить чай среди друзей и обсудить гонку. Вот и я пью чай, а тут ведут победителя с сирийским флагом на горбу.
На ипподроме к нему было не пробиться.
Звонит Хамуди. Да не переживай ты!  Мы с Саидом подружились!
Едем в Пальмиру в сады и огороды, где частные «фазенды», смотрю красивых белых кэмэлов, маму и сына, очень ласковые, а сын сосёт руку, как телёнок.  На одного крупного верблюда Саид предложил взобраться, я ухватившись за горб, взгромоздилась, а тут уж и чайник несут два «верблюжьих поводыря», это те, что на старт выводят своих питомцев.
И вообще, у них здесь в Сирии с едой как-то плоховато, вроде как не обязательно. А вот чай  -  это дааа!
Еду или долго ждёшь, илиже она уже кончилась, а может её ещё не освежевали. А если вам на ужин пообещали рыбу, то ужин начнётся с покупки удочек.
На вечер опять предлагают пустыню. У них, то пустыня, то чай. Не хочешь пустыню, пей чай. Не хочешь чай, значит хочешь в пустыню.
Но у нас с Хамуди другие планы. Ночь мы встретили в дальнем шатре, где вкуснейшая баранина была приготовлена в честь праздника. Верблюжий караван отдыхал в стороне, костёр освещал дастархан и не было большей радости, как, откинувшись на подушках, слушать засыпающую пустыню.