• Архив

    «   Сентябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

Как потрогать сухой дождь?



Спустилась в холл чуть раньше назначенного времени. Нельзя опоздать к каравану! Везде переодетые туристы, ну, думаю, наверное, все халаты разобрали, а местные берберы напяливают их на всех подряд и заматывают тюрбаны. Подбежала к одному, говорю  -  дай халат! Не даёт! Ну, думаю, накрылась Сахара! Да и Нади с мужем нигде нет. Кричу в ухо берберу  -  Сахара! Сахара!, а он кивает головой и улыбается.

Решение возникло мгновенно  -  выкрасть халат на время!, а на голову намотаю полотенце! Но в этот момент меня окликнули с другого конца холла. Боже мой! Наденька, Надюша, какое счастье! Она ещё тоже не одета! Слава богу, я не одинока! Она схватила меня за руку и потащила в противоположную сторону, где напяливали бело-синие полосатые халаты уже на нашу группу и заматывали тюрбаны одним движением руки, как на болванчиках. В итоге, у каждой группы оказался свой цвет костюма, что б, не перемешались.

На автобусе подъёхали вплотную к отдыхавшим верблюдам. И проводники каждому из нас помогли взгромоздиться на них, после чего верблюд вставал, выпрямляя сначала задние ноги, при этом каждый из нас судорожно хватался за тот единственный горб, который был под рукой, рискуя вывалиться из седла перед верблюжьей мордой.

Мой верблюд оказался очень крупным и с длинными ногами, он возвышался над остальными.



Наш проводник вёл в связке пятерых верблюдов, четверо с седоками, а пятый  -  белый  -  шёл порожняком. Лучше б его не было! Мой верблюд, как-то сразу невзлюбил  белого, видно завидовал и без конца пытался его укусить, пинал, толкал и притирал боками. При этом мои ноги  очень мешали всем верблюдам и я подняла их выше головы.

Погонщик то и дело  окрикивал животных, не помогало. Решив, что сейчас они начнут плеваться, я замоталась в тюрбан до самых глаз, на случай если белый, из вредности, заплюёт под шумок и меня, то пострадает, хотя бы,  халат казённый. На глаза надвинула очки. Болело от напряжения всё тело, сколько времени прошло в борьбе, наверное, час  -  показалось вечность.

Наконец-то, осмотревшись, поняла, что ушли далеко. Дорог не было, наш караван шёл по барханам с мельчайшим, почти белым песком.  И это была Сахара из моих снов! Восторг!

Птиц не видно, песок кристально чист, ни одной соринки. Да и откуда мусору взяться? Ни деревца, ни кустика. Тихо и безветренно.

В Сахаре находятся самые жаркие места нашей планеты, в некоторых районах Ливии жара доходит до  58 град. Редкий дождь достигает цели, в основном идут сухие дожди, которые испаряются, не успев упасть на песок.

Поднимешь руки и чувствуешь легкий бриз, присядешь – и нет его. Случаются перепады температуры между днём и ночью в 30град.

Тяжелее всего в Сахаре путник переносит продолжительные бури. Это, пожалуй, одно из самых тяжёлых явлений природы. Ветер пустыни, горячий и сухой, даже когда он прозрачен, причиняет лишения.

При температуре свыше 40 град., кислорода в атмосфере на 20% меньше, как в горах на высоте2500м., при этом ветер почти обжигает твои бронхи, функции головного мозга, сердца, почек, при такой температуре нарушаются.

Но ещё тяжелее приходится путнику, когда ветер несёт пыль или  мелкие песчинки. Пыльные бури чаще песчанных.

(фото не моё)

Сахара, самое пыльное место на  Земле. Эти бури издали похожи на клубы дыма, поднимающиеся высоко в небо и, на глазах охватывая огромные территории, с огромной скоростью приближаются. Обладают они необычайной силой, скорость их до 50-ти м\сек , (30 м\сек  -  скорость урагана), на своём пути сметают всё.

Часто во время этих бурь случаются пустынные смерчи, раскалённый воздух от земли захватывает все, что попадает под руку и стремительно с мелким песком уходит ввысь. Эти песчаные столбы  -  «джинны пустыни»,  видны издалека. Поэтому встречу с ними можно избежать. Пылевые смерчи порой поднимаются до полутора км., врезаясь в облака, а порой их несёт через Средиземное море в Европу, где они, стихая, оседают песком Сахары на огромных площадях.

20 – 22 дня в году в Сахаре тихо, всё остальное время дует ветер. Дурную славу снискал себе горячий ветер Северной Сахары  -  сирокко. За несколько часов он способен уничтожить весь урожай в оазисе. Дует он в начале лета, примерно полтора месяца. За это время своего буйства, оконные стёкла, не закрытые ставнями, становятся матовыми, так их сечёт и  расцарапывает песок.

Наш караван под сирокко не попал, да и смерча не видели. Какие мои годы? Ещё увижу! Видимо сегодня один из тех 22-х счастливых дней, когда погода балует.

Спустившись, не без труда, со своих «кораблей пустыни», человек 200 оккупировали все окрестные барханы и впали в негу, лёжа наблюдая за началом заката.

Трудно найти более красивое зрелище. Сказочные, розово-серебристые цвета, плавно переходят в нежно-голубые и клубами громоздятся друг на друга цветные облака. Всё сверкает и искрится в лучах заходящего солнца.

А ведь Сахара может напомнить о себе неожиданно. Где-то далёкий ветер поднимет и погонит в сторону каравана красный песок, от которого порозовеет небо (пески в Сахаре от белого до красного, со всеми вытекающими отсюда оттенками). И вот уже солнце едва пробивается сквозь песчаные тучи. Становится трудно дышать, песок вытесняет собой воздух, заполняет всё вокруг, обжигает, душит, сбивает с ног, ураганный ветер закручивает смерчи…  

День, два, неделя, а потом наступит штиль, в воздухе повиснет пыльный туман и солнце не даёт тени.  Люди и животные теряют ориентир, и стадо пугливых газелей прибьётся к каравану, в страхе перед стихией, и совсем потеряв страх перед людьми…

Но нет, этого не случилось. Караван не спеша возвращался, а я, не отрываясь, слежу за причудливыми формами облаков, угасающего заката.

Да и верблюд мой, видно, призадумался, присмирел. Какое ему дело до этого альбиноса? Когда  в мире, всё гораздо серьёзнее и важнее.