• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Никарагуанские зарисовки

Зарисовка 5
На фабрике мне посчастливилось познакомиться с одной замечательной русской девушкой,она была старше меня, из Киева. Закончила  высшие республиканские курсы кройки и шитья с красным дипломом. Работала тамже в Доме Моды и иногда дефилировала по подиуму в своих нарядах.
Отец  её -  еврей и в советские времена был осужден за экономическое преступление. Умер в тюрьме. Люда возненавидела ту власть, которая лишила её отца. Задалась целью уехать из страны.Куда? Куда угодно.
В метро она встретила 2-х «непонятных» и привязалась к ним с вопросами: кто, да откуда? Они испуганно от неё пятились. Сказав  им успокоиться , заставила себя слушать. Ей был нужен любой студент, который в ближайшее время уезжает  к себе домой в любую страну. Она готова заплатить за приглашение, или-же вступить с ним в брак, что-бы уехать из России..
Двое «непонятных» сказали, подумают. Люда дала им свой телефон.
Через 2 дня позвонили и сообщили, что есть один бедный никарагуанец, скоро уезжает. В этот-же день встретились. Люда накрыла стол, а они пришли с цветами.
Увидев Карлоса, поняла, что пропала. Красивый здоровый парень, слегка моложе, стоял на пороге её квартиры. О чём говорили, почти не помнила, но, видимо, договорились обо всём, т.к. на следующий день он явился уже с документами.
Расписались, она ему заплатила и стала оформлять бумаги для выезда. Карлос тоже влюбился, но взятые деньги не позволяли нарушать договор. Жить вместе они стали уже в Никарагуа, когда родственники ничего не зная, положили их спать вместе по приезду.
Люда прибыла со своей дочкой Леной 9-ти лет. Очень красивая девочка с огромными голубыми глазами. Фабрика в Манагуа нас познакомила. К тому моменту Люда уже работала там полгода. Обшивала хозяйскую семью вечерними нарядами и дорогими мужскими костюмами. Она была на привилигированном положении у доньи Элизабет.
Посмотрев на меня в работе , она предложила уйти с фабрики и начать совместно работать. Выглядело это, как предательство перед доньей Элизабет. Она была обижена на нас какое-то время, потом отношения восстановились, куда она без Люды?Ведь Люде не было равных!
Мы сняли неплохой гараж для начала, приобрели огромный стол, две швейных машинки и оверлок с утюгом . Стали работать. Благо у Люды уже была наработана какая-то клиентура. Если бы вы её видели в работе! Это был пожар! Казалось, что она не знает усталости. Любила свою работу и отдавалась ей полностью.
Я старалась ей соответствовать во всём, ни разу её не подведя. Благодаря своей профессиональной фантазии – Люда создавала шедэвры. Я была всего лишь исполнителем при ней. Карлос у нас был гладильщиком, статусом ниже моего.
Нашими клиентами было всё светское общество Манагуа. Послы, консулы разных стран, мисс «Пасифико» и Никарагуа. Владельцы заводов и параходов и всё в таком духе. Но Люде этого было мало. Она рвалась в США, а ей было что там показать. Никогда больше я не встречала таких золотых рук.
Вся эта публика приезжала к нам в гараж. Донья Элизабет простила нам наше предательство и сняла с нас опалу. Опять заказывала вещи на всю семью. В последствии именно отсюда, из этого гаража, она пригласила меня на фабрику и вручила чек.
Деньги потекли рекой, работали на износ, заказов полно, взяли ещё двоих работников. Дома я шила для т.Чило всевозможные платья, шторы, постельное бельё, как ей нравилось. Также принимала заказы по выходным. Моя свекровь тоже стала моей клиенткой.
Я не отдыхала, да и Люда тоже. Хозяйка гаража подарила Люде на День Рождения лотерейный билет, по которому был выигран огромный холодильник. С этого момента судьба от нас стала отворачиваться. Проблемы с хозяйкой из-за холодильника, я заболела не весть чем и попала в военный госпиталь, диагноз не поставили, выписали, а мне всё хуже.
Пришлось съезжать из гаража , искать помещение. А пока суть да дело,  решила съездить домой, заодно и полечиться. На заработанные деньги купила землю и стройматериалы для дома в Сан Маркосе, т.Чило не могла за  меня нарадоваться. Ещё и на поездку  в Россию деньги остались.
Карлос стал вредничать, завидуя своей собственной жене, в семье у Люды начался разлад.
Я уехала, а вернуться смогла только через год. И то лишь затем что бы продать землю и стройматериалы, которые весь год охраняли члены моей никарагуанской семьи. По состоянию здоровья я больше не могла жить в Никарагуа.
Погостила я там месяц. У Люды уже была новая фабрика и 11 чел.работниц. Жила она всё ещё на квартире и  мечтала о США.
Вернувшись в Россию, я имела неосторожность выйти 3-ий раз замуж. Муж наложил вето на Никарагуа, любая другая страна допускалась, только не эта! В результате смогла поехать в своё Никарагуа только через 12 лет, получив свой 3-ий развод.
К этому времени у Люды уже была большая расстроившаяся фабрика. Шикарный дом, который она купила ,за дёшево,  у спешно съезжавшей посольской семейки. Наше посольство в Ниеарагуа, на тот момент, было ликвидировано, и дом поспешили продать. Карлос находился в США, уехал от своей знаменитой жены на самостоятельные харчи. Люда родила от него девочку Карлиту,ей было 8лет. У неё и дочерей были уже пожизненные визы в США и она каждые выходные летала в Майами к Карлосу, пока не надоело и нашла себе другого мужа, точно похожего на 1-ого, только моложе, 28-ми лет.
На мой вопрос, почему она не в США, ответила, что там таких много, а в Центроамерике   -  она одна . Теперь к ней ехали уже отовсюду. Все соседние страны были ею охвачены.
Она сделала лёгкую пластику, выглядела, как никогда. Купила виллу на Тихом, имела счёт в банке США, аппартаменты для отдыха рядом с Дисней Лендом. Лену выдала замуж в большие деньги, родилась внучка. На телевидении вела свою программу. В театре раз в месяц устраивала показ мод. И много ещё чего.
Мы провели вместе целые сутки. Поехали в клинику к её хирургу, потом на фабрику, а потом к ней домой. Мы абстрогировались ото всего и говорили без умолку под холодное пиво, качаясь в саду в креслах – качалках. Нас связывала не просто дружба, нас связывало  -  прошлое.
Донья Элизабет жила неподалёку от Люды, вела аскетический образ жизни, муж её оставил и женился на  одной из женщин лёгкого поведения. Фабрику отобрали власти во главе с Арнольдо Алеманом. Дети содержали донью Элизабет и её дом.
Меня переполняла гордость за Люду . В это время она была в очень хороших отношениях с женой президента. И мы говорили об этой семье , вдруг служанка стала кричать: «Смотрите, смотрите!», мы забежали в дом.  На экране телевизора увидела много полиции и какую-то потасовку с мордобитием, а Люда всё поняла, эти лица ей были хорошо знакомы. В эту ночь пытался бежать из страны президент Арнольдо Алеман со своей семьёй  и экстренный выпуск транслировался по телевидению о его задержании и водворении под домашний арест.
В такую приятную ночь я не ожидала такой неприятной сенсации. Люда стала звонить, но это было бессмысленно, а трансляция повторялась и продолжалась бесконечно. В ту ночь почти не спал никто.
Вскоре я уехала, знаю что арест продолжался две недели и за это время умер сын Арнольдо Алемана от инфаркта, никого из членов семьи из дома не выпускали. За дальнейшими событиями не следила, они для меня повисли в воздухе.
В последний раз я была в Никарагуа в прошлом году. Известие о Людиной смерти меня подкосило. Я не могу в это поверить до сих пор. Она умерла 3 г. назад от сердечного приступа, что послужило причиной – не знаю. Нельзя было так много работать.
О смерти писали все газеты. Хоронили из театра. Процессия шла по главным улицам столицы,перекрыли движение, похоронили достойно, с почестями. Да кому это теперь нужно! Как мне сейчас хочется плакать!!!
Фабрика «Украина» продолжает свою работу. За главную осталась Лена – старшая дочь. Хочется верить, что она справится. То, что наживается таким трудом не должно пойти прахом. Дай ей бог сохранить и приумножить приобретённое Людой, что бы она смотрела с небес и радовалась.
У каждого времени свои герои и свои победители.
Если кто будет в Никарагуа – передайте от меня привет, полный любви.


Никарагуанские зарисовки

Зарисовка 4
Случилось так, что мне захотелось устроиться на работу. В том давнем Никарагуа иметь работу было очень престижно, отношение всех окружающих к тебе сразу менялось. Неважно, какой была работа. Мне не хотелось, что бы меня считали приживалкой. Хотя сами никарагуанцы никогда не рвутся в бой, нет работы и не надо, кто-нибудь, вроде т.Чило, накормит, к тому же протяни руку и вот тебе банан, апельсин или манго.
Моё желание работать повергало многих в недоумение, ведь т.Чило всё даёт! Шансов устроиться на работу 5% из 100. Никто не верил в успех моих замыслов, кроме т.Чило. Кому нужны певцы – мудрецы в полуразрушенной стране?( Имею муз. образование). Работа должна была быть какой-то другой.
Прознала я о немецком институте им.Эрнста Тельмана, это на уровне нашего техникума тогда, или –же колледжа сегодня. Находился он в соседнем городе Хинотепе. Директором был рыжеволосый здоровенный немец Освальд. Улыбчивый и простодушный. На работу он меня взял, из уважения к моей европейской внешности и определили меня преподавателем(так я думала) на отделение кройки и шитья. Язык уже немного знала и немцы говорили по-испански.
К тому моменту в последний раз я шила только на свою куклу. Институт также получал заказы на униформу и я рьяно бросилась её отшивать. Толком ничего не умея и не зная, должна была ещё что-то показывать ученикам, поэтому задерживалась допоздна, что бы набить руку и научиться кроить.
Первую свою зарплату пошла получать через неделю. К моему удивлению её не оказалось. Я возмутилась и потребовала у Освальда денег. Освальд призадумался, того ли он взял? Он уже не улыбался и всё пытался мне что-то объяснить, но я была неумолима. Сошлись на том, что на следующей неделе зарплату мне выплатят. Позже я поняла, что взяли меня тогда просто стажёром.
В институте работали преподаватели немцы и немного из местного населения. Часто устраивали корпоративные вечеринки, спортивные состязания, праздники, было очень весело. Устраивались какие-то игры, лотереи, секретная почта на день Святого Валентина, когда я получила самое большое количество писем про любовь.
Моим поклонником был весь мужской пол, а женский – относился к этому ревностно.
Кормили нас здесь же в институтской столовой и что б попасть в неё , надо было пройти через всю территорию. К этому дефиле я готовилась тщательно. Изо всех корпусов по пути моего следования выходили все студенты и преподы. Похоже они к этому тоже готовились, т.к.комплименты каждый день были разными. Сначала меня это забавляло, а потом ходить сквозь строй надоело.
Проработав там пол года, поехала в Манагуа устраиваться на американскую швейную фабрику «Велькас интернасиональ», на конкурсной основе.
Приехала на такси в 6 утра занимать очередь, а там никого. Фабрика начинала работать в 8.Охранник меня пропустил во двор фабрики, где я пристроилась на мешках с обрезками и стала завтракать. Потом вздремнула.
Разбудили меня, когда уже было полно народу. Впускали нас по 3 – 4чел. Меня всё ещё не вызывали и я приступила к макияжу. Время от времени  кто-нибудь выходил из корпуса, или выглядывал. Я понимала, что всё внимание было обращено на меня. Некоторые слегка похохатывали, видимо над моим утренним дрёмом. Меня всё это уже начинало злить.
Наконец-то в 11 ч. меня пригласили, почти последнюю, видимо специально оставили  на «закуску», поиздеваться. Рука была набита в работе на индустриальных машинах, техникум дал определённые навыки. Чувствовала  себя уверенно. Решила, что отсюда не уйду просто так.
Принесли мне партию работы,  тут же её отшила и потребовала следующую, потом ещё и ещё. Приказала инженеру, что бы работу мне давали без задержек. Я ещё не знала, что он инженер, думала подсобник, разносящий работу, а себя считала почти принятой. В итоге я ушла в 6 вечера, видимо никто не посмел меня выставить раньше.
Решив, что меня уже приняли без вопросов, на следующий день явилась в 7.30 и уверенно уселась за вчерашнюю машину.  Позже явились сотрудники инженера и профессора, а я уже на рабочем месте. Это их повергло в некоторое недоумение, ведь меня никто не звал. А мне было наплевать на их конкурс!
Так и осталась на фабрике. Смешки и ухмылки сотрудников меня сопровождали какое-то время, пока я не стала делать в день по 6 норм! Мне нужны были деньги, а им подняли нормы. Появились злопыхатели, а мне всё равно. Оставаясь на фабрике до 9-ти вечера,  могла делать и 9 норм! Получала самую высокую зарплату, со мной сверхурочно оставался повар, электрик, механик и охрана.
Фабрика производила джинсовые вещи марки «Levi,s», хозяева -  американцы, муж и жена, выходцы из Сальвадора. Донья Элизабет ко мне относилась по особому, очень красивая, одевалась в стиле «Шанель».Я её обожала, она часто выписывала мне премии.
В общем за смешки и ухмылки я им сделала, извените, « козью морду». А когда через год  уезжала в Россию, что бы вернуться вновь, то донья Элизабет пригласила меня в кабинет попить кофе и выписала, в благодарность,  чек на 600дол. На эти деньги тогда в Никарагуа можно было жить 10 мес.
А ещё попросила привезти десяток таких же русских. Она всем гарантирует работу. Конечно абсурд, но приятно. За окном стояла толпа народу, искавших работу и всем отказывали.
Туда же на фабрику я устроила ещё одну свою подругу, русскую. Я умоляла донью Элизабет её взять. Настя была из моего города, в отличие от меня она вышла замуж за никарагуанца ещё будучи в России. .Он  говорил , что  беден, а она  ответила: «Ну и что? Мы тоже бедные», это при том, что её отец – художник и их шикарная квартира вся в чеканке и в картинах.
Там она познала нищету. В какой-то дальней провинции лачуга с земляным полом, кровать у каждого отделена тряпкой-шторой и она всю ночь смотрела в пустой оконный проём в ужасе, что кто-то влезет.
В работе на фабрике Настя тоже показала класс. Сейчас она живёт в Лос-Анжелесе и у неё всё хорошо. А тогда она каждый вечер стирала одну и туже футболку, а утром одевала вновь. Но чтобы вернуться в Россию, не могло быть и речи. Поражений мы не принимали.
Когда она в 1-ый раз посетила мой дом в Сан Маркосе, у неё случилась истерика. Она не могла понять ,почему у нас всё так по- разному. Я не знала – почему, так вышло.
Моя т.Чило дарила мне очень много хороших вещей и передавала подарки для моих близких, моя не правильная свекровь и не правильный муж тоже меня задаривали, у них был свой бутик ( по никарагуанским меркам). Я неоднократно ездила со свекровью за товаром для магазина в Гватемалу и Панаму, мне было интересно самой, заодно и помогала. В общем всё было дружненько.
Из США приезжали бесконечные родственники и, каждый что-то привозил в подарок.2-ды меня отправляли на каникулы, в Майами и Лас Вегас, за мой счёт конечно. Стоил билет тогда 100дол. Я хорошо знакома с жизнью «латинос» в США. Для себя я такой жизни не хотела бы.
Я  благодарна этим людям, за  многое, чему научилась и что увидела. Мне кажется, что  больше никогда не была так счастлива, как тогда, упиваясь всеми благами, дарованными  мне судьбой.

Никарагуанские зарисовки

       Зарисовка 3
Ездить и путешествовать – это красиво. Для этого  нужны средства. Воровать, как они, я не могла, значит, нужно было думать головой.
Идею мне подал один фотограф, сказав, что в России дешёвая фотобумага. Мне больше можно было не говорить ничего. В Россию я собиралась, где продают фотобумагу –  знала.
В следующий мой приезд я уже возвращалась с заказанной мне фотобумагой разного типа. На таможне сумку нужно было ставить в определённое положение, что бы её(бумагу) не засветить при прогоне через экран. Иначе весь труд насмарку. Она была очень тяжёлая.
Не надо думать, что в Никарагуа не было бумаги. Там было всё, но дорого, а наша – дёшево. Это было началом  лихих  90-х. Россия была брошена на произвол судьбы, зарплат не платили, с работы увольняли. Ещё и это послужило толчком.
Бумагу провозила 3-жды и только 1 раз в Шереметьево поинтересовались, что я везу. Ответила, что книги - учебники. Да, соврала. Было страшно, но честное признание означало - конец всему. Тогда каждый заботился о себе сам.
Фотобумагу продавала я по всему Никарагуа. Ездила автостопом, тормозила только приличные машины, что бы не ограбили. Алчность бедняков слишком велика.
Операция «Ы» всегда проходила успешно. Все фотостудии  страны были мною объезжены. Платили по-разному, кто сразу, а кто потом. Везде висели мои фото-пробники на моей же бумаге. Круг моих друзей расширялся.
В послевоенном Никарагуа было тяжело всем. А мне всё как-то легко давалось. 95% не работающего населения. Молодые специалисты, учившиеся в России в моём городе, сидели здесь без работы. Это сейчас они богатые и толстые. Прекрасные дома, шикарные машины, а тогда…
Моя подруга Бирмания, худенькая, с вечно пугливым взглядом сейчас превратилась в роскошную даму, вся в макияже.
А мой друг Фернандо, когда-то нравившийся всем моим подругам, стал важным и большим животом – начальником.
Доход от фотобумаги мне давал возможность жить и ездить в Россию, помогать родителям. Я имела двойное гражданство. Просыпаясь рано утром – уже была счастлива.
Этот цветущий край вулканов и озёр покорил меня навсегда. Здесь прошла часть моей жизни. Эта страна  мне очень дорога.
Жила я в шикарном доме колониального стиля, с колоннами. Огромный зал с мозаикой на стенах.2 внутренних патио, один из них дворик с бассейном, а вокруг бассейна в горшках – масках (имитировавших сосуды  индейцев майя), росли райские растения. В середине бассейна на островке  - дерево какао. Огромные плоды какао, по цвету и по форме напоминают мяч в регби.
Когда плоды созревали, их разбирали и внутри были фиолетово – прозрачные плодики, которые раскладывали на просушку вокруг бассейна. Я любила обсасывать эту приятную жидкость вокруг зёрнышка, она была сладкая и прохладная, напоминавшая желе.
А потом зёрна мололи  и варили из него шоколад на утро. Весь дом пропитывался шоколадным ароматом.
Когда привозили с фазенды урожай кофе в мешках, то тоже складывали вокруг бассейна и спускали из него воду, что бы кофе просох и не впитывал влагу. И уже кофейный аромат витал в воздухе.
От урожая грейпфрутов исходил цитрусовый аромат. И всем в это время приходилось пить только грейпфрутовый сок, от которого уже хотелось кричать «Караул!».
Впоследствии  урожаи вывозились для сдачи государству.
Этот прекрасный гостеприимный дом, с царившей в нём благоприятной атмосферой принадлежал замечательному человеку – тёте  моего фик. мужа. Звали её тётя Чило. (Тётями здесь принято называть, только состоящих в родственных связях, а всех остальных тёть  - « сеньорами» и «доньями»).
Проживала я здесь бесплатно  в отдельной комнате с огромной кроватью с шелковым бельём, которое приятно холодило тело. Зеркало во всю стену, на потолке вентилятор и шкафы для вещей.
Дом находился в г.Сан Маркос, департамент Карасо. В 30мин. езды от Манагуа. В этих местах замечательный  климат, всегда 25град., нет ветров и землетрясений. Криминал здесь полностью отсутствовал.
Это была вотчина семейства Анастасио Гарсиа  Самосы, правителя – тирана в Никарагуа.(1950 - 1956г.г.,второе президентское правление) Он был богат сам и сделал богатыми своих родственников. Отец моего фик. мужа  и т.Чило были его троюродными ,а между собой родными братом и сестрой. Об этом я узнала позже из семейного архива и фотографий.
Эта семья(клан) была знаменита, в последствии мне были показаны  их бывшие владения. Им принадлежал почти весь город. Но т.к. к власти приходили то белые, то красные, то троцкисты, то сандинисты, недвижимость то забирали, то возвращали, многие земли и имущество были утрачены.Да и сам Анастасио Самоса спустил за долги многое,оставленное ему отцом в наследство.Разгульная молодость не прошла бесследно.
На соседней улице стоит дворец  Молодёжи, где находится кинозал, дискотека и концертный зал. Ранее там проживали родители т.Чило , после их смерти в доме осталась жить младшая их дочь, но с приходом к власти Даниэля Ортеги  дворец  отобрали  и тётя Мария Верта сейчас живёт в доме в саду дворца.
В прошлом году я её навестила, а она и не грустит. Говорит, что жить ей стало веселее, всегда музыка и все культурные мероприятия под рукой, здание отреставрировано государством. А власть здесь меняется, как перчатки и кто знает, дворец могут и вернуть . Но нужен ли он ей, все дети живут в Майами, приезжают только в гости и обременять себя заботами о доме предков, никто не собирается.
Занимается она изготовлением ожерелий и браслетов из чёрного коралла и черепахи. Этот вид деятельности здесь не запрещён, мне было подарено несколько видов украшений.
В доме т.Чило, где я жила, имелся зал игровых автоматов и магазинчик. Это было её бизнесом. При доме жила постоянно домработница Хуана. Они с т.Чило выросли вместе, мать Хуаны служила у родителей Чило, а теперь Хуана служит ей.
Был при доме также приходящий  молодой повар Иран, мы очень дружили, он был гей. Всегда можно было распознать, кто готовил обед  - Хуана или Иран. Иран готовил замысловато, а Хуана по-простецки. Именно он научил меня танцевать сальцу, меренги и ламбаду. Мы включали музыку на кухне в глубине дома и танцевали, время от времени выглядывая, чтобы нас не накрыли.  Я пела ему всё подряд, а он просил перевести.
Сейчас он работает в большом ресторане в Коста Рике и в прошлом году я его навещала, а заодно ещё раз посетила эту страну. Иран взял отгул на 2 дня и мы вспомнили всё, как танцевали, бегали на дискотеки, как отбивались шваброй от сумасшедшего общипанного попугая, который озлобившись за невнимание, гонялся за нами вокруг бассейна. Попугай был любимчиком т.Чило и её ровесником. Подарили ей его в 4 года и до сих пор он с ней. Сейчас он здоров и весь в перьях , им по 75 лет.
Каждое утро в 4 ч. попугай орал на весь дом, требовал завтрак. Выкладывал весь свой репертуар из часто повторявшихся в доме фраз: «Будешь пить кофе?», «Пойду стирать!», «Пойду мыть посуду!», «Чепито – толстенький!», «Дон Эваристо, зачем пришёл?» и ещё много чего. т.Чило вставала и шла его кормить, больше он никого к себе не подпускает до сих пор, а репертуар его стал более разнообразен.
Также в доме работала приходящая служанка по стирке и глажению. Итого прислуга состояла из 3-их человек. Сейчас их 6. Дом расширили и отстроили отель для студентов университета. Современные номера с компьютерами, а игровые автоматы убрали. Из живности прибавились попугаи, штук 5 и 3 кокер- спаниеля персикового окраса.
Как всегда в доме живут какие-то чужие люди, дальние родственники приезжают и уезжают.
Постоянно в доме проживают т.Чило, её внук Чепито толстый и Хуана. 2 сына  с семьями – в США.
Чепито толстому сейчас 27, а когда-то ему было 8 лет и только у него был кожаный футбольный мяч. Все мальчишки терпеливо ждали его на улице, пока Хуана натягивает на него футбольные гетры, футболку, шорты и шнурует кроссовки.
Он выходил на улицу важно и с мячом. Напоминал квадрат. Никто не смел над ним смеяться, только мы с т.Чило потихоньку не заметно хихикали. Родился он с 6-ю пальцами на руках и ногах .Сейчас страдает куриной слепотой, в темноте ничего не видит. Очень любит ходить на дискотеку и холодное пиво. Выходит из дому и громко кричит на всю улицу: «Кто отвезёт меня на дискотеку?» Да любой, только крикни.
Велорикша пыхтя везёт огромное тело на дискотеку. т.Чило платит за проезд заранее, денег Чепито не берёт, ему все всё продают в любом количестве, а потом Чило оплачивает.
После дискотеки он снова выходит на улицу и кричит: «Кто отвезёт меня домой?» и опять пыхтящий велорикша везёт пьяное тело Чепито домой, помогает дойти до кровати и раздеться, но это уже по просьбе т.Чило.
Все воспринимают Чепито всерьёз. Попробуй посмейся, этот дом кормит пол города. Каждый день во время обеда сюда приходят те, у кого к обеду ничего нет, им раздают еду. И так много лет.
Вот в каком чудесном доме я жила. Спросите – зачем мне фотобумага? А за тем, что это всё чужое, а мне надо было иметь своё. В дальнейшем я рассчиталась сполна и мы смогли с т.Чило сохранить тёплые отношения до сих пор.
В прошлом году она не отпускала меня в Манагуа 3 дня, где я остановилась у Бирмании. Нашим разговорам не было конца, я спала с ней в одной комнате, эта привилегия не для всех. Я знаю, что мне там всегда рады.




Никарагуанские зарисовки

       Зарисовка 2.
Я горжусь тем, что в Никарагуа меня ограбили и обворовали всего 4раза, а не 24!
Любой почтёт за честь быть ограбленным в Рио-де-Жанейро, об этом ходят легенды, и при  случае всегда можно вспомнить про это в кругу друзей.
Никарагуа ни в коем случае не уступает бразильцам. Воруют всё и вся!
Для того, что бы задержаться в стране более месяца, чего мне очень хотелось, я должна была вступить в брак. И во второй мой приезд я на это решилась. Единственным претендентом был Хосе Гарсия, на него и пал выбор. Он сразу был оповещён о фиктивности моих намерений и мы поехали жениться к  его знакомому нотариусу.
В машине нас было 3-е: я, мой фиктивный  будущий муж и его закадычный друг в роли водителя  и свидетеля данной церемонии. Под сиденьем чуть живой обшарпанной  техники, хранился мой паспорт, билет на обратный выезд в Россию и все документы Хосе. Остановились у рынка «Ориенталь» в столице и отошли  перекусить.
Каков был ужас, когда вернувшись через 5мин., с недопитым соком в руках,  мы обнаружили открытой машину и исчезновение всех документов!
Я почти обезумила в тот момент, ничего не могла понять, никого не слышала вокруг, только тупо смотрела на то место, где 10мин. назад лежали мои документы.
Я  «превратилась в зомби», все мои дальнейшие действия были механическими. Послушно села в машину, также послушно отвечала на вопросы в полицейском участке, где нам посоветовали сразу обратиться в наше посольство.
И только на плече у нашего посла меня прорвало. Истерически рыдая, я просто не могла говорить. Моя неуёмная фантазия рисовала мне страшные сцены моей будущей жизни под мостом без документов и бедная моя мамка родненькая, которой я никогда не давала покойно жить, будет безнадёжно меня ждать до смерти.
Посол России, в своей мужской твёрдости совершенно не знал что со мной делать. Постепенно успокаиваясь, я, не сморкаясь в его посольский носовой платок,наконец-то  проговорила.Я не пила коньяк из сейфа, но мои глаза постепенно высыхали.
В соседнем кабинете секретарша выписывала мне новый паспорт.
В Никарагуа, на тот момент, нас, русских, было всего 5 человек  и пустые паспортные бланки были не лимитированы. Очереди на улице не стояли и похоже привалившая работёнка сотрудников посольства просто взбодрила.
С территории посольства я вышла улыбающаяся с опухшим от недавних слёз лицом, и с красной паспортиной в руках.
Обретя надежду, забыв о слезах и, даже, улыбаясь, я предстала перед  входом  в агентство «Аэрофлота» . Здесь за главного был один из выпускников российского вуза. Говорил по- русски сносно, выписывая мне копию билета, не произнёс ни одного возражения и ни разу не сказал слово «Нет». Впоследствии этот молодой человек неоднократно присутствовал в аэропорту при вылете  нашего самолёта. С его помощью мы, бедные никарагуанские  студенты и русские, оказавшиеся волею судеб в этой удивительной стране Центральной Америки , умудрялись провозить багаж не 20кг.,как полагалось, а 40! Вокруг меня всегда были хорошие люди.
А в тот день ещё не были закончены все дела. Последним абзацем нашего вояжа стало –бракосочетание.
Под проливным тропическим ливнем мы явились к нотариусу. На расстоянии вытянутой руки ничего не было видно, а ливневый грохот был таким, что разговаривать не имело смысла.
Закрыв плотно все двери, мы заговорили, кто на каком , я только на русском. Если меня не понимали, я повторяла то же самое, но более громко.  Казалось, что так будет более ясно.
Нотариуса я не понимала, мой фик. муж жестами делал пояснения: Встать!Поднять руку! Повторять непонятные для меня слова! Позже  поняла, что я давала клятву верности…
Замужем я за ним уже 20 лет, но вместе никогда не жили. У него давно своя семья и в каждый мой приезд я говорю ему о возможности развода. Но мой никарагуанский муж разводиться не собирается, оставляя за мной право в любой момент вернуться в Никарагуа.
После этого случая мне стало ясно, что всё своё ношу с собой. Как то я ехала в городском автобусе, водитель объявил, что следует до конечной без остановок. Это для того, что бы вошедшие в автобус грабители имели достаточный запас времени. Водители автобусов и  такси часто из того же теста.
Меня сразу заметили, а я их. Но мне нужно было сойти, зная, что у меня в сумке шиш да голыш, я рискнула прорваться вперёд и потребовать остановки. Сумка была для стиля, а 5дол.были приклеены к левой груди скочем, что бы не выпали. Почувствовав, что меня притирают, я схватилась за свою сумку и обнаружила там чужую руку. Стала яростно её щипать и кричать: «Воры! Воры!». Вор тоже стал орать благим матом,  держала его мёртво, наконец – то он вырвался  и заорал на весь автобус, что я хотела его ограбить. Я треснула его, извините, по физиономии , от неожиданности он оторопел.
Пытался схватить меня за шею, уворачиваясь, пробиралась к двери. Остальные воры – грабители «чистили» во всю пассажиров, крик и ругань стояла в автобусе. Водитель почувствовал ненужный  скандал в салоне и остановил автобус. Я протиснулась в открытую дверь, сумка осталась внутри,  а ремень у меня на плече. Автобус тронулся, спотыкаясь бежала вслед и ругалась не весть как, но ремень из рук не выпускала . Проверив всё её содержимое, автобус смачно выплюнул мою сумку.
Отряхнувшись и оглядевшись, счастливая , триумфально прошествовала до своего дома, ограбить себя я тогда не позволила. Пустая сумка и 5дол. остались при мне.
В седьмую мою поездку , 6 лет назад, с уверенностью знатока злачной жизни, я вышла из автобуса на неправильной остановке. Неосторожно имея золотой браслет на ноге. Народу вокруг было много. Я выбрала одного из стоявших и спросила нужную мне остановку, парень запнулся на мгновение. В этот момент кто-то, совершенно аккуратно, срывает с меня, подойдя сзади, этот выбражульный браслет. Я только охнула, а воришка, лавируя между летящими машинами , перебежал дорогу и остановился, понимая что его не преследуют. Только собралась обратиться за сочувствием к запнувшемуся парню, а его уже «Митькой звали».Так же виртуозно перебежав дорогу и воссоединившись со своим подельником, они помахали мне рукой и скрылись.
Вот так  иногда я сама иду в стан врага.  
Последнее никарагуанское ограбление было молниеносным.
Мы сидели вечером в парке с друзьями вчетвером. Скамья была со спинкой.  Почувствовала, что кто-то из-за спины дёргает меня за сумку. Подумав, что кто-то из друзей подшучивает надо мной,  всё пыталась заглянуть за скамью, при этом помалкивала. Пока  крутилась и высматривала, сильнейший рывок оставил меня с одним ремнём в руках, а за ближайшим углом скрылся 12-тилетний пацан с моим рюдикюлем.  Конечно, он был пуст! Не считая сломанных ручных часов , которые всегда лежали там для веса.
Больше меня не грабили, даже на овеянном дурной славой базаре «Ориенталь», где 4 из 5-ти –  воры.
     

Никарагуанские зарисовки.

Зарисовка 1.

В 1-ый раз полетела в Никарагуа в 1989г. с лёгкой руки моей подруги –никарагуанки Бирмании,которая училась в нашем городе и жили мы с ней в общежитиях напротив,так и познакомились.
Тогда в Манагуа летал  « Аэрофлот» и билет в оба конца с открытой датой на год, стоил 300дол. С собой разрешено было брать  также 300. Доллары покупали в банке в Москве и специально туда ездили и жили в течение недели,снимая квартиру и каждый день переписывая очередь. Народу было, как в Мавзолей!
До этого я уже посетила 3 евространы соцблока, будучи студенткой музучилища, а тут мне представилась возможность попасть в страну 3-его мира! Кто тогда мечтал об этом? Стоит ли рассказывать о трудностях с оформлением паспорта и сбором документов?
Мне удалось найти маленькую щёлочку в нашем «железном занавесе» и я полетела .
В последующие 20 лет я летала туда ещё 8 раз! И грамоту, за неоднократное пересечение Атлантики, мне торжественно вручили на борту «Аэрофлота».
Помню каждый полёт. Это необузданное студенческое веселье в аэропорту. Группировались все по странам, я, конечно, с Никарагуанскими студентами . (Из латиноамериканских стран летало много студентов). Бывало, что немного пили, а потом шкодничали беззлобно, как то возили друг друга на тележках через весь аэропорт, или же прятали от милиции распочатую бутылку спиртного в рядом стоящую сумку, ничего не подозревающих серьёзных пассажиров, а потом опять забирали. Передавали не большие посылки для родственников в обе стороны. Всё было просто и здорово!
Самолёт всегда вылетал в половине третьего ночи,  делая 2 дозаправки  по пути следования, но где? Мы заранее никогда не знали, об этом объявляли уже в полёте, видимо была в этом какаято хитрость на предмет угона самолёта. На каждую дозаправку уходил час, полтора и в результате перелёт оказывался почти суточным.
В 1991г. в нашей стране произошёл путч на Красной площади, а  мы, на тот момент, были уже в воздухе, успев вылететь из московского «Шереметьево», а те, кому предстояло лететь следующими рейсами, задержались в аэропорту на 3 суток до восстановления порядка. О путче я узнала при посадке для дозаправки в Северной Ирландии, где по всем мониторам транслировали нашу родную Красную площадь, на которой я была вчера, заезженную танками и затоптанную толпами обезумивших людей. На документальную съёмку военных лет это не было похоже, головоломка казалась не разрешимой. И только наши стюардессы внесли относительную ясность происшедшего.
В ту ночь к власти пришло новое правительство во главе с  Б.Ельциным. Эти события выпали из моей жизни. В России меня тогда не было.
Каждый раз, улетая из Никарагуа, меня провожали и передавали весточки для студентов их родители, а так-же мои,  обретённые, друзья.
Однажды, улетая из Манагуа, самолёт набирал высоту и в этот момент внизу, в огромном городе под нами, произошло землетрясение  и мы стали свидетелями жутких разрушений  и паники, наблюдая за этим сверху. Позже я узнала, что аэропорт бездействовал несколько дней, были нарушены взлётные полосы.
А вообще мне очень нравилось летать. Я всегда ждала заоблачного рассвета и о его наступлении оповещала всех. Прилипнув носами к иллюминаторам, мы наблюдали поистине космический восход солнца, красоты не земной. Маленькая яркая точка, на совершенно чёрном небосклоне, начинала расти, меняя неоднократно свой цвет, при полной черноте вокруг. И, как бы с трудом, пробиваясь сквозь тьму – наступал рассвет.    
А однажды, в совершенно безоблачную погоду, командир экипажа объявил, что, пользуясь редкой удачей, мы можем созерцать с высоты 11000м. Саргассово море.
Внизу всё было зелено, хотя сгустки водорослей находятся на определённом расстоянии друг от друга, наблюдается это не всегда. Иногда водорослей  в море просто нет!
Волны лениво перекатывались через полузатопленные острова, таща за собой длинные зелёные ленты сплетённых водорослей, которые были прекрасно видны сверху.
Это море в океане, не имеющее берегов, очень тёплое оттого, что вода здесь почти стоячая.
Так случилось, что несколько океанских течений, разветвляясь  и вливаясь одно в другое, описывают круг в океане по часовой стрелке и внутри этого круга морское болото  – Саргассово море. Оно огромно. Западной границей ему служат Антильские острова, с севера  - Бермудский  архипелаг, а на востоке оно почти достигает Азорских островов.
Именно здесь в водорослях – саргассах появляются на свет мальки угря и вместе с тёплым течением Гольфстрим , находясь в пути 2.5г., поднимаются к европейским рекам. Самцы остаются в устьях , а самки идут по рекам выше. Через 7 – 10 лет взрослые особи возвращаются вниз по течению, если встречаются преграды на пути,  ползут по суше, пока не найдут реку. На суше могут жить до 3-х суток. Возвращаются неизменно в Саргассово море, нерестятся и там погибают, а процесс повторяется снова. Странная рыба. Зачем ходить по 10000 миль туда – сюда? Многое в её поведении остаётся загадкой по сей день.
Всякий раз, пролетая над этой , полной таинственных легенд, акваторией Мирового океана, стюардессы объявляли: « Сейчас мы пролетаем над Бермудским  треугольником» и по салону шёл ропот. А меня это только забавляло… до поры, до времени.
Шесть лет назад я летела в Манагуа местными авиалиниями с Тринидада и Тобаго. Высота нашим «Боингом» была набрана 5т.м., все отстегнулись и, позавтракав,  занимались кто чем. Дети играли в проходе, кто-то куда-то ходил, а я слушала музыку. И вдруг! Сильнейший толчок, потом рывок, а после этого и то и другое одновременно.  Самолёт стало бросать и карёжить, казалось, вот-вот отвалятся крылья. Наступила невесомость и я приподнялась из кресла, полетели пластиковые пустые стаканы, лёгкие бумажки и всякая лёгкая ерунда.
Я поняла, что мы падаем. Страшно кричали женщины и дети, стюардессы успокаивали пассажиров, но передвигаться по салону, они совершенно не могли. Мигал свет, творилось что-то неописуемо страшное. Фильм ужасов. Мысль была: «Ну вот,  меня ждут дома , а я и до места назначения не долетела».
Как выровняли самолёт и набрали высоту – не знаю. Командир экипажа извенился за не предупреждение, т.к. турбулентная зона была внезапной и не была зафиксирована приборами. Легче от этого никому не стало. У одного из пассажиров случился инфаркт и, при посадке  в Сальвадоре, его выносили первым, как при пожаре. Здесь-же в переходе – рукаве приступили к его реанимации, а пассажиры, как побитые собаки, молча, проходили мимо.
В этот день вечером мне предстоял дальнейший перелёт до Манагуа и, на посадке в самолёт, я потеряла сознание. Слишком трудно было преодолеть тот страх.
Мне кажется, я просто не могла погибнуть, ведь мои жизненные планы были ещё не завершены. Но именно с тех пор боюсь летать, беру с собой  в дорогу молитвослов и одержимо читаю молитвы за каждого сидящего в самолёте.




Страницы: Пред. | 1 | ... 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |