• Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Кони в подарок

Один из самых известных  мостов Санкт-Петербурга – Ани́чков, перекинутый через Фонтанку на Невском проспекте. Прославили его четыре скульптурные композиции под общим названием «Укрощение коня человеком» работы Петра Клодта (1805–1867).

wikipedia.org

Любопытно, что создавались эти фигуры вовсе не для Аничкова моста – согласно первоначальному плану, они должны были украшать одну из помпезных невских набережных. Проект в конечном итоге не состоялся (место коней заняли, согласно разным предположениям, то ли львы на Дворцовой набережной, то ли сфинксы на Адмиралтейской), и Клодт сам предложил установить свои скульптуры на новом мосту.
Для набережной были отлиты две фигуры, для моста же их требовалось четыре. Так что сначала с западной стороны установили бронзовые оригиналы, а с восточной – их гипсовые копии.
Клодт принялся за отливку копий из бронзы, но до моста фигуры не добрались: Николай I подарил их прусскому королю Фридриху Вильгельму IV. Сегодня эти кони Клодта стоят в берлинском парке Генриха фон Клейста, у здания Апелляционного суда:

wikimapia.org

Скульптор вновь занялся изготовлением копий, и в 1844 году гипс все-таки заменили на бронзу. Но простояли новые кони на мосту недолго: очевидно, императору они показались чрезвычайно удачным подарком, так как уже через два года композиции вновь уехали за границу – на этот раз к королю Обеих Сицилий Фердинанду II. Сегодня их можно увидеть в самом центре Неаполя, у ворот Королевского дворца:

wikipedia.org

Надо полагать, к этому моменту Клодт несколько утомился отливать одни и те же копии, потому что следующие две фигуры для моста были сделаны уже по новому проекту.
Установили их в 1851 году; с тех пор Аничков мост украшают четыре разных композиции, по замыслу автора, отражающие разные этапы укрощения необъезженного зверя.

О новогодних условностях

Рождество в Европе начинается задолго до 25 декабря. Во многих городах еще и в помине нет снега, а в магазины уже зазывают рождественскими распродажами, ремесленники готовятся к рождественскому рынку, в окнах нет-нет да и видны семисвечники, в загородных домах можно увидеть на крышах Санта-Клаусов.  Но главное, что свидетельствует о скором празднике – рождественская елка на центральной площади.

Без настоящей огромной елки (а не пластмассовых муляжей, как в России) нельзя представить себе европейское Рождество ни в одном из европейских городов, особенно не самых больших. И пусть в некоторых странах началась  глупая война за пластмассовое убожество, большая часть Европы все еще живет по старинке.

Для меня примером празднования Рождества всегда были Прибалтика и Скандинавия. Как-то в северных странах, где в ноябре и декабре бывает не видно солнца неделями, умеют правильно подготовиться к самому, наверное, теплому и домашнему празднику в мире. Вспомните картинку – ночь, идет снежок, не холодно, все площади освещены рождественскими фонарями, по ним бродят туристы в меховых варежках и пьют глинтвейн, а дети лепят снеговика – это скорее всего Рига или Таллинн. А, может быть, Стокгольм.

В прошлом году аккурат год назад я побывала в Тарту. Первым делом я отправилась на Ратушную площадь – главную площадь в Тарту. Она из года в год не меняется – все та же ратуша, тот же фонтан «Целующиеся студенты», все те же туристические магазины и бары.

А уже через пару дней ее было не узнать – прямо у фонтана установили огромную, едва ли не выше домов на площади ель. Она еще не была украшена, площадь еще не завесили гирляндами и фонарями, но сам Тарту, казалось, изменился с этой елкой. Из обычного эстонского города он превратился в городок из сказки, где в любой момент фонтан с целующимися студентами может ожить, а из домов вокруг повыбегают гномы.

blog.gomaailm.ee

Казалось бы, одно ненаряженное дерево, пусть и огромное, пусть и пахнущее еще лесом, а как оно изменяет облик города.

В Москве елки устанавливают почти на всех мало-мальски значимых площадях – вот только пластмассовые, какие-то геометрические, и обычно очень несимпатичные. И ничего тут не поделаешь – Москва не Тарту, одной елкой тут не обойтись, а если уставить весь центр живыми деревьями, на это придется извести целый небольшой лес.

На этом месте могла быть...

В продолжение темы альтернативных памятных досок - вот такая прелесть украсила стены нескольких питерских новоделов в 2009 году:

dspa.livejournal.com/

Эта, например, доска, появилась на Казанской улице, на торговом центре "Опера". Целиком он выглядит вот так:

www.save-spb.ru

Не провисело, конечно, и суток, а все равно дело хорошее. О подобных сносах забывают, увы довольно быстро - и кажется, что на месте приземистого особнячка в центре города всегда стоял этот большой, крепкий и, главное, приносящий столько денег торговый центр.
Мне же еще очень нравится вид этих досок - ничего не скажешь, богато, очень идет тому, на чем висит

Повторение пройденного

В ходе работы над любым путеводителем обнаруживаются удивительные достопримечательности. Открытием последнего времени для меня стало то, что в Санкт-Петербурге, оказывается, уже больше года висит памятная доска Григорию Романову – одиозному первому секретарю ленинградского обкома, известному своим антисемитизмом и преследованием любого инакомыслия. Именно при нем из города были фактически изгнаны Аркадий Райкин, Иосиф Бродский, Сергей Довлатов.
Уже на склоне лет, в интервью 2007 года Романов без тени смущения вспоминал (простите за эту длинную цитату, но в ней все настолько прекрасно, что не выкинешь ни слова):
«А что Райкин? Пытался изображать самостоятельного, в пасквили свои постоянно дух антисоветчины вносил. Я делал ему замечания, какие-то произведения мы действительно не допускали к исполнению. Может быть, клерки мои в отношении него что-то и перебарщивали — но у него же и таланта-то особенного не было. Уехал — и бог с ним. А с проявлениями антисоветских настроений я действительно принципиально боролся. Пятое управление Комитета госбезопасности мне в этом помогало, в том числе и персонально Виктор Васильевич Черкесов, на которого тоже было модно жаловаться, что он душит все прогрессивное. Не прогрессивное, а антисоветское — очень серьезная разница есть между этими понятиями. Вот был случай — я остановил публикацию книги Дмитрия Сергеевича Лихачева «Византийские легенды». Редактором этой книги была Софья Полякова — еврейка. Приглашаю я Лихачева к себе, спрашиваю прямо: «Зачем вы таких людей к работе привлекаете?» Он спрашивает: «Каких?» Я: «Тех, которых не нужно». Он: «Евреев что ли?» Я: «Да». Его это тоже почему-то обидело, хотя я был прав — евреи тогда стояли на антисоветских позициях, и мы должны были препятствовать их деятельности».
В 2010 году открытое письмо против увековечивания памяти «человека, душившего культуру, науку, искусство и свободу, ненавидевшего интеллигенцию, изгонявшего из города артистов, поэтов и художников» подписали Олег Басилашвили, Алексей Герман, Кама Гинкас, Александр Городницкий, Борис Стругацкий, и другие виднейшие деятели культуры и науки. Ответ городских властей был предсказуем: губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко признала «идеологические перегибы» Романова, и призвала решать вопрос «без озлобленности», помня о том полезном, что было сделано за время его правления.
Молодежное отделение «Яблока», протестуя против решения властей, повесило на доме, где жил Романов, свои, альтернативные «доски»:

gazeta.spb.ru

В итоге доску настоящую открыли едва ли не тайно – не анонсируя время и дату, в небольшом кругу единомышленников первого секретаря. Через некоторое время после этого ее облили красной краской.

ntv.ru

К чести петербуржцев, нужно сказать, что примерно в это же время памятную доску Григорию Романову установили и в Москве, на доме, где он жил в последние годы, и в столице это событие не вызвало ни малейшего общественного шума…

Посылка из Венесуэлы

В эту субботу я побывала на русско-венесуэльской свадьбе, которая, как свадьба в доме товарища Полянского для Хрущева, стала для меня крупнейшим источником познания жизни.
Жаль, что до Москвы не смогли добраться восемнадцать братьев и сестер новоиспеченного мужа, но экзотики и так было достаточно. Мануэль, счастливый жених, специально отыскал в Москве место, где готовят венесуэльскую еду, а что-то приготовил вместе с невестой сам (на пятьдесят человек!). Так что с традиционными оливье и цезарем соседствовали жареные бананы (жарят только специальный сорт, по вкусу напоминающий картошку), лепешки арепас (arepas) с разными начинками и чипсы с гуакамоле. Ну, и, разумеется, ром!
Самым удивительным блюдом оказалась айака (hallaca), очень похожая на небольшую почтовую посылку:



О степени экзотичности этого блюда можно было судить и потому, что официанты на вопросы, что это и как это есть, очень искренне разводили руками и говорили: «вот уж понятия не имеем!» В итоге часть гостей, не дождавшись объяснений жениха, успела зажевать банановый лист, в который все это завернуто.
Оказалось, что зеленые листы нужно разворачивать (у нас были какие-то особо мощные, занявшие в развернутом виде весь стол), внутри у него – кукурузная каша с мясом, перцем, луком и каким-то особо сочным изюмом. В Венесуэле айаку обычно едят на Рождество.



Вот она, сила оформления: кого бы в наши дни заинтересовала кукурузная каша с мясом? А так очевидно, что никто из 50 гостей не забудет ни эту самую айаку, ни саму свадьбу.

Строго по курсу

Александр Герасимов. Сталин и Ворошилов в Кремле. 1938

Прошлую субботу я провела совершенно нетипичным для москвича образом – сходила в… Московский кремль. Последний раз я была там, кажется, в начальной школе, и в памяти остались только толпа у Кутафьей башни и шапка Мономаха.
До шапки в этот раз мы не добрались, а вот с толпой все обстоит по-прежнему. Чтобы попасть в Кремль, нужно сначала отстоять в очереди в стеклянный вагончик (их по Александровскому саду разбросано несколько, но прочитать об этом негде, так что на всякий случай обойдите кругом – в соседнем вагончике очередь может оказаться меньше). Поскольку стоять придется довольно долго, в процессе можно сделать несколько удивительных наблюдений: к примеру, даже продавцы немыслимых лаковых шкатулок и матрешек в «официальной» лавочке у стен Кремля ни слова не могут сказать по-английски, что весьма затрудняет их общение с практически любым потенциальным покупателем.
Отстояв очередь за билетами, нужно найти камеру хранения (согласно многочисленным запрещающим табличкам, даже с небольшим рюкзаком попасть в Кремль нельзя; впрочем, китайца в очереди к рамкам передо мной пропустили без вопросов, но я, не принадлежа к льготным в этом отношении иностранцам, рисковать не стала) и немножко постоять там. Зато местный работник не только принимает рюкзаки, ножи и газовые баллончики (за все это придется заплатить отдельно), но и продает матрешки, чай в пластиковых стаканчиках и круассаны поштучно.
Ну, и финальный аккорд – очередь в Кутафью башню, где установлены рамки металлоискателей. Рамок много, а полицейских при них мало, так что дело идет неторопливо. А уже внутри поражают многочисленные загородки и то и дело звучащие полицейские свистки – это туристы, увлекшись, ступают на «проезжую часть», где периодически важно едут, шурша шинами, машины с мигалками (удивительно, но среди них встречаются даже старорежимные черные «Волги»), и пешеходов строго призывают к порядку.
Общее впечатление от всего этого – удивительное сочетание абсолютной неорганизованности (во всем что касается туристов с билетиками) и строжайшего порядка (в части защиты «исконных» обитателей Кремля).
Очень хочется верить, что когда-нибудь для администрации президента найдется более подходящее место, и Московский кремль станет настоящим памятником – центром Москвы и всей страны, куда каждый может зайти без лишней волокиты. Это и правда стоит того: как я своими глазами убедилась, Соборная площадь все-таки – одна из самых красивых в мире.

artclassic.edu.ru

Ваша записка в несколько строчек...

Существует известная дилемма: стоит ли публиковать дневники и личные письма умершего известного человека, особенно если, к примеру, он сам предупреждал, что делать этого нельзя.

Читать подробнее...

Фото:

Немного об олимпийских протестах

Во время Олимпиады в Лондоне проходит множество событий, лишь отдаленно связанных со спортом. Так, в минувшие выходные в центре британской столицы прошел митинг всех недовольных Олимпиадой и  

Читать подробнее...

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | След.