КРАТКАЯ ИСТОРИЯ НИЧЕГО

Сейчас пишу вторую книгу, хочу показать вам часть рассказа
из неё под названием "Краткая История Ничего" (сначала текст
кажется немного странным, но потом впечатление может измениться,
правда-правда -)).





...Они продолжали падать. Руки. Падали и падали, как будто плечи
их держать не хотели уже или эпидемия тоски, но Маленький Глоп
так не думал, он ходил со специальными палками и всем эти руки
опущенные палками поднимал. Он так начинал бойко, даже целую
организацию создал, но потом ему осточертело, и он палки
выбросил и сам руки опустил – сначала попробовал, какого так,
а потом и приспособился. Руки опущенные намного легче иметь,
чем какие-то и не нужны действия лишние, не выходят просто –
здороваться, обнимать, прибивать к гвоздю картину - вешать.

Конечно, давно открылись павильоны специальные, где можно
было пиво пить трубочками, там везде торчали трубки из колб,
и можно было любой напиток потянуть оттуда и потом глотать-
глотать.  Это очень нравилось людям – тянуть, и постепенно
рты у них стали такие маленькие-скомканные, а говорили они –
как на дудке играли – очень узкие звуки. Маленький Глоп
сначала со стаканами ходил – стеклянными кругами выпуклыми
открывал людям рты, а некоторых даже стыдил за узкоротость,
но потом ему осточертело, и он тоже стал трубочками тянуть,
сначала пиво только тянул, а потом и пюре яблочные, и лукат
и куки.

Капитальная перемена произошла  с Глопом, когда он осязательно
нашел на голове волосы. То есть они и раньше были, но он их
как-то не замечал что ли, упускал из виду, а теперь вот нашёл
и так этому обрадовался, что стал ходить по улицам и
рассказывать людям, что у них есть волосы. И люди так искренне
удивлялись, а потом очувствичивали кожу головы и восклицали,
что там растет что-то. Глом было подумал, что нашел, наконец,
своё призвание, что теперь до конца жизни будет вот так к людям
подходить и про волосы им, но тут такая оказия случилась.
Как-то он рассказывал одному, что у него на голове, и в тот
самый момент, тогда прямо ему это осточертело, и он уже не
мог больше про волосы говорить – как оборвалось.

Но обрывать начали чуть позже, стали обрывать на полфразе,
и все так это смешно показалось, и люди так полюбили обрывать,
что Глоп тоже не удержался и пообрывал – фразы новые получались
ироническими очень, а это же так весело – иронические фразы
создавать, это очень развлекает хорошо, особенно, когда руки
опущены и нельзя обрывать что-то ещё по примеру предков
(ромашки, заусеницы, звонки).

И Глоп словарь даже хотел составить - словарь правильных
обрываний, но потом снова что-то у него такое приключилось
с привычкой  - сработала, и он понял, что сейчас вот-вот
осточертеет, поэтому перестал обрывать и подумал, что больше
никогда ни во что такое не встрянет. Так он подумал бы, но
тут откуда-то партию новых дел привезли, и Глоп в них как-то
машинально так встрял, и это его заинтересовало очень –
встряние, к тому же, все остальные были тоже встряты в дела,
и это было очень весело, что все что-то одно делали.

Так появлялась история, в которую все входили, конечно, они
и представить себе не могли, что куда-то входят, но всё же
входили, вот так прямо и входили – с опущенными руками,
с ртами скомканными, оборванные на полфразе, встрявшие во
всё. И Глоп тоже входил, хотя он чаще всё сидел или спал,
но даже тогда входил, и, если бы он узнал, что входит, то,
конечно бы, загордился этим, потому что как же это здорово –
входить. И это единственное, что никогда не может осточертеть –
вхождение, особенно, если не знаешь, что входишь.

Глоп рад был не поймать эти мысли в своей голове – он уже
давно начал не выходить из положенных рамок, поэтому думать
о том, чтобы не выходя ещё и войти, ему бы не удалось точно.
Посему он просто не выходил и не думал и в этом состоянии
преуспешно жил, пока в один момент ему не осточертело и это (жить), и тогда он попробовал переключиться, но стало так холодно, что он передумал переключаться и просто исчез,
лопнутый собственными осточертелостями. Впрочем даже в виде
изчезнувшего Глоп не утратил своей энергии и время от времени
наведывался в чужие жизни, чтобы начать всё заново уже там –
опускание рук, узкоротость, обрывки… И так появлялась
параллельная история – история несуществования, сама по себе
тоже не существующая, но оттого не менее любимая несуществующими
историками, никогда не узнающими о палках для поднимания рук,
который Маленький Глоп носил с собой, пока ему впервые не
осточертело…

Русскость Гастрономическая

Никто из опрошенных мной людей не помнит, когда паб "Сибирь"
в столице Мозамбика ещё работал и что в этом пабе такого
сибирского было. Последние несколько лет тут упрямо висит
табличка "Vende-se" ("Продаётся") и сушатся чьи-то рубашки.
Не уловили мозамбикцы особенностей русской души.. Зато водка
тут на ура идёт в барах (с Pushkinym некоторые только так и
знакомятся). С едой похуже. В одном из местных кафе в
"Русские пельмени" кладут вместо масла большой кусок
маргарина (поэтому пельмени тут едят, в основном, китайские)..
Зато борщ под названием "Русский суп" в ресторане "Waterfront"
вполне ничего, по нему изучают нашу культуру, как-то так:
- Это какой язык?
- Русский.
- А, знаю! Я суп такой ел!..
Фото:

Музей Неестественной Пыльности

Хочу сегодня рассказать про Музей естественной истории
Мозамбика, вернее, про слонов, что там за стеклом. Это
единственная такая во всём мире коллекция стадий развития
зародыша слона. Во время первой мировой тут убили около
двух тысяч хоботных, чтобы расчистить площади на юге
Мапуту для сельскохозяйственных проектов. В общем, как-то
под шумок энтузиасты собрали в то время вот эту коллекцию,
и разместили её в музее, который теперь очень любят туристы.
А ещё сюда школьников на уроки биологии приводят.






ПОПАДАЛИ

А у нас тут истерия по поводу массовых женских обмороков.
В прошлый четверг ученица мозамбикской школы "Quisse Mavota"
упала в обморок, потом ещё одна ученица, потом ещё десять,
за неделю больше 20 девочек попадали. Ну, конечно,
понавызывали врачей, полицию, чиновники туда же стеклись,
все выясняли причину: еда? нет. питание в школе
не предусмотрено. эпидемия чего-нибудь? нет. девочек
проверили, они в целом здоровы. беременностей тоже нет.

И тут кого-то осенило: а ведь школу-то эту строили прямо
на кладбище! А обряды благословения на строительство не
проводили. Вот оно что! И падавшие тут как раз вспомнили,
что слышали голоса перед тем, как потерять сознание,
кто-то как будто кричал, а потом резкое отключение..

В общем, сейчас сюда съехались все самые именитые
"традиционные лекари" - пытаются договориться с духами)
вот такое у нас тут творческое решение общественных
проблем)

ДАБЛЫ

...Тогда Ливингстон спросил у местного жителя:
- Что это?
- Ньяса, - ответил проходивший мимо человек ("ньяса"
на языке жившего там народа Yao означало "озеро").
Ливингстон отметил слово в путевой тетради, и с тех пор
этот гигантский водоём, расположенный в Центрально-Восточной
Африке (Мозамбике, Танзании и Малави - всем по кусочку
досталось), стал называться "Озеро Озеро".

(Второе его название Малави. Озеро очень штормливое, мощное,
загадочное, наполнено всякими симпатичными эндемиками. Кстати,
там куча крокодилов - при взгляде на этого рыбака просто мурашки
по телу))
Фото:
Страницы: Пред. | 1 | 2 | 3 |