Она сняла паранджу и начала танцевать

Такое ощущение, что машина времени всё-таки существует, и путешествие в пространстве на любые расстояния возможны. Это первое, что приходит на ум в доме-музее знаменитой танцовщицы 20-го века Тамары Ханум. Женщины, которая своим  талантом покорила весь мир и доказала, что настоящее искусство не имеет границ.
Армянка по происхождению, она открыла миру уникальные узбекские традиции национального танца и музыки. И это несмотря на то, что детство Тамары пришлось на начало 20-го века – когда культура и искусство переживали сложные времена, а на смену старым традициям приходили новые. Нужно было время, чтобы в сознании людей поменялись представления. Одним из самых значимых событий в жизни восточных женщин в этот период было решение снять паранджу. Кстати, именно Тамара Ханум была первой женщиной в Средней Азии, которая вышла на сцену и танцевала без паранджи.
В 20-ые годы в республике начинают строить театры, возводят консерваторию. Узбекская интеллигенция направляет талантливую молодежь за границу на учёбу. Тогда и Тамара Ханум уезжает в Москву. «Первая ласточка Востока» (именно так назвал её сам нарком просвещения СССР Луначарский) проведёт в столице 2 года. Вот что рассказывает сама танцовщица об этом времени: «Я впитывала как губка все новые знания. Я сама не понимала, где я и что я, ведь я была дочкой простого рабочего, девчонкой из кишлака».

В 1923 году она познакомится со своим будущим мужем Мухитдином Кори Якубовым, а уже в 1925-ом поедет вместе с ним в Париж на всемирную выставку декоративного искусства и блестяще выступит там.
Воодушевленная Парижем, Тамара возвращается в Узбекистан. Шаг за шагом она  начинает реализовывать свои мечты.
Каждый её день наполнен новой идеей, каждое выступление особенное, а у каждого костюма есть своя маленькая, но такая запоминающаяся история. Как ей удавалось с таким успехом перевоплощаться из арабской танцовщицы в индийскую девушку с кувшином, русскую доярку из села, украинскую гарчину из хутора, индонезийскую невесту или японскую гейшу, мы можем только догадываться. За один концерт она меняла более 20 нарядов. Только представьте, в её репертуаре были песни на 53 языках мира, но это не означает, что она свободно владела всеми языками. Когда артистка приезжала в любую страну, она говорила: «Дайте мне песню, которую знает весь народ», за 2 дня выучивала её наизусть и выходила на сцену.


Такое стремление наполнять сердца людей любовью и счастьем через танец и песню вызовет искреннее восхищение в 1935 году в Лондоне, где Тамара Ханум получит золотую медаль конкурса из рук  самой королевы Великобритании.
Это сегодня, когда у артистов есть целая армия помощников – стилисты и дизайнеры, парикмахеры и визажисты, – поменять 10-15 нарядов за один концерт вполне возможно, а тогда в 40-50-ые годы у Тамары был всего один помощник. За время пока продолжались аплодисменты (не более 2 минут) нужно было успеть переодеться и даже сделать мейкап.


Карусель путешествий по странам мира, которую Тамара Ханум придумала сама и воплотила в своей знаменитой сольной концертной программе, погружала аудиторию Востока и Запада в настоящую сказку. Зрители ловили себя на мысли: ну вот сейчас уже точно выступает какая-то другая артистка, ведь эта японка совсем не похожа на ту индианку. Но нет, это была снова она. Меняясь, Тамара всегда оставалась самой собой – такой уникальной и бесконечно талантливой.
Зубайда, директор дома-музея, рассказала мне, что однажды во время выступления в Москве в честь приёма японского посла одна из исполнительниц  японского ансамбля  заболела, была форс-мажорная ситуация, и попросили Тамару Ханум выступить перед важным гостем. Она согласилась, но с условием, что послу не скажут кто она на самом деле. Выступление прошло на ура. Тому послу так и не раскрыли тайну, что девушка в кимоно, которая так красиво пела и танцевала, была узбекской актрисой.

Галерея её сценических костюмов и украшений – это целая цивилизация, наглядное пособие по прикладному и этническому искусству народов мира. Здесь и памятные подарки  от глав государств: Сукарно подарил индонезийский национальный костюм с ручной вышивкой, Джавахарнал Неру – индийский. А вот история с белорусским костюмом – история спасения национальной  традиции. Оказывается, во время Второй мировой войны фашисты уничтожили музей, где хранили национальные костюмы. Благо, у Тамары Ханум сохранился. Именно по нему и удалось восстановить национальный костюм белорусского народа (там особая вышивка, которая отличается от русского и украинского костюмов).

Стоит отметить ещё один примечательный факт из жизни танцовщицы. Однажды она отправилась на базар в поисках нового костюма. И по удивительной случайности натолкнулась  на торговца, выставившего на продажу неописуемой красоты бухарское женское платье.
Ручная вышивка узоров была выполнена  золотыми нитками. Но торговец запросил очень высокую цену, сразу таких денег у певицы не оказалось, и она попросила отложить платье. Торговец долго не соглашался, он не верил, что кто-то сможет столько заплатить за платье, и даже пригрозил распродать платье по частям (из лоскутков отдельных узоров тогда шили тюбетейки). Но кто-то из толпы узнал в покупательнице Тамару Ханум, и торговцу всё стало ясно.
Лишь впоследствии  актриса узнает, что купила платье, которое принадлежало жене бухарского эмира. Этот костюм – настоящая реликвия, по которой можно изучать  историю узбекской моды 18-19 веков, – и по сей день находится в музее.
Вообще, в судьбе этой женщины было столько событий, будь то мирное время или сложные военные годы, что, пожалуй, можно написать целую книгу.
Тамара всегда занимала активную социальную позицию и была максимально вовлечена в  происходящее. Получив славу и известность, она никогда не забывала свои корни и с сочувствием относилась к людям.

Военные действия 1941-1945 годов, когда дружные советские народы сражались на фронтах против фашисткой армии, не оставили равнодушной Тамару Ханум. Всю войну она ездила с фронтовыми концертами, поддерживая боевой дух, а  заработанные деньги (300 000 рублей – огромная сумма по тем временам) направила на строительство танка. Сегодня такой жест западная медиаиндустрия использовала бы как выгодный пиар ход, но Тамара Ханум решила сохранить этот факт в тайне. Она считала, что скромность украшает, а народ будет любить за песни и танцы, живя мыслью подарить людям больше надежд на то, что мечты сбываются.

Шли годы. У  её  учеников появляются уже свои  стремления. Так,  Мукарам Тургунбаева, обьездив всю республику в поисках самых талантливых танцовщиц, собирает  женский ансамбль и, посоветовавшись с Тамарой Ханум, называет его «Бахор». За более чем 35 лет  гастрольной деятельности восточные пери из «Бахора» успеют объездить все страны Востока и Запада и оставить в истории целую эпоху – настоящий ренессанс узбекского этнического танца. Движения рук, многообразие позиций и те знаменитые синхронные элементы, когда на минуту кажется, что будто парящие по сцене девушки с  40 косичками – сёстры-близнецы, появляющиеся из зеркала.

Тамара Ханум  и танцовщицы её школы – это яркая страница в истории восточной танцевальной культуры. Настоящая радуга цветов: такая же красочная как платье из хан-атласа с золотой вышивкой; уникальная как  узор на сережках или браслете и неповторимая, как ритм танца, погрузившись в который, ощущаешь себя парящей  в небе ласточкой