Константин Куц

Все, как у многих: говорить научился раньше, чем ходить, а зарабатывать деньги — много позже первого отчета о пройденном.

Изучая славистику, затвердил фразу, что «границы языка — это границы мира», а справедливость её понял, лишь переехав на родину своего второго иностранного — в Германию. Мир в новых границах оказался таким волнующим, что описывать его сделалось не только интересней, но и выгодней. Так, исключительно по делу я побывал на фестивалях в Берлине, Вене и Барселоне, пек имбирные пряники в Нюрнберге, изучал труды Пастера в Безансоне, осматривал небоскребы во Франкфурте-на-Майне, искал нонсенсы в Лондоне, скучал под брюссельскими кружевами и занимался другими вещами, которых, в общем-то, немного накопилось, если учесть, что хочется ещё больше — сходить, увидеть, рассказать…

Так и живу: я втискиваю мир в свои тексты, а он неохотно поддается. Все, как у многих.