Ржавый клад в сарае: где и как порой находят ретрокары

Ржавый клад в сарае: где и как порой находят ретрокары

Мы уверены, что после прочтения этой статьи вы все-таки наберетесь смелости вскрыть дедушкин сарай, который обходили стороной последние три десятка лет. Если не найдете там ничего действительно примечательного, не расстраивайтесь и хотя бы порадуйтесь за машины (и людей), которым повезло. Простоять забытым в темном пыльном помещении не один год — так себе отпуск!

Принято считать, что чем старше автомобиль, тем он ценнее. Соответственно, отыскать где-то на задворках автомобиль, уже успевший пустить корни, — все равно что обнаружить в генеалогическом листе дальнее родство с семейством Онассис. Так, да не так: законы формирования цен на ретромобили работают вне зависимости от того, где обнаружен конкретный экземпляр.

Десятки лет в сарае вряд ли положительно скажутся на общем физическом состоянии автомобиля. Специалисты по продажам ретрокаров знают далеко не один случай, когда потенциально успешную находку приходилось отправлять в переплавку просто потому, что автомобиль целиком состоял из ржавчины. Кроме того, на стоимость четырехколесного старичка самое прямое влияние имеет его личный статус. Тут все просто: чем более редким автомобиль был на момент сборки, тем дороже он будет сейчас. И если вам повезло наткнуться за закрытыми дверями на действительно уникальный экземпляр, то потенциальным покупателям будет глубоко наплевать, где именно вы с ним повстречались.

К примеру, в 2016 году на аукционе в Южной Каролине ушел с молотка Porsche 356A Speedster. На свет этот «спидстер» появился 5 мая 1957 года и стал частью партии из всего 1171 своего собрата. В 1975 году тогдашний владелец поставил его в гараж — и напрочь забыл о маленьком спорткаре, который отыскали только через 40 лет. А на аукцион он был выставлен именно в том виде, в каком его нашли: аукционисты даже пыль не стерли, считая, что она лишь добавляет лоту своеобразное очарование.

Вообще, в среде автомобильных коллекционеров уже устоялся целый термин — barn find, что и означает «найдено в сарае». И многие считают его увлекательной игрой с весьма высокими ставками: дело в том, что результатом «барнфайнда» может стать появление на свет (в буквальном смысле!) весьма комплектного раритета с набором оригинальных запчастей, близким к идеальному. А это весьма ценится коллекционерами. В начале нынешнего десятилетия один такой любитель старинного железа заплатил на аукционе чуть более 400 тыс. евро за купе Mercedes-Benz 300SL, простоявшее без движения в одном из гаражей Греции 37 лет. И это без стоимости реставрации!

Но это еще цветочки. Всего год назад настоящим святым Граалем для охотников за сокровищами стал предназначенный на снос гараж на юге США: там обнаружилось сразу два проржавевших бриллианта, поставленных на прикол примерно в 1991 году. Приблизительная стоимость родстеров Ferrari 275 GTB/2 1967 года и Shelby Cobra 427 примерно того же возраста, по оценке экспертов, составила 4 млн долларов. Много вы знаете современных суперкаров за аналогичные деньги, пусть даже с пробегом? На этом фоне всего один миллион за предсерийный прототип Aston Martin DB2 двадцатилетней выдержки выглядит мелочью.

Порой в сараях находят не одну-две груды железа, а целые коллекции раритетов. Удивительно богатая на редкости с миллионными ценниками история случилась несколько лет назад на западе Франции. Там разыскали заброшенное собрание предпринимателя Роджера Байона, который много лет собирал разнообразные автомобильные уникумы, планируя открыть музей имени себя. По финансовым причинам с музеем не сложилось, и после смерти предпринимателя коллекция пылилась и ржавела почти под открытым небом в полузаброшенном поместье, пока на нее не наткнулись внуки Байона. Аукционщики, которых пригласили для оценки раритетов, потом рассказывали, что «одуреть» — это слишком мягкое слово для описания их впечатлений от увиденного. Мы же просто отметим, что общая стоимость экземпляров, еще подлежащих восстановлению (а таковых набралось примерно шесть десятков из сотни), превысила 12 млн евро.

Бог с ними, с коллекционерами — иногда амбарным находкам очень радуются и именитые автопроизводители. Однажды в Германии обнаружили ржавый остов некоего Porsche, по внешнему виду напоминавший раритетный 911-й. Тем, кто его нашел, удалось отыскать среди ржавчины номер шасси, которым они и поделились с музеем марки в Штутгарте. И музейщики забили тревогу: оказалось, что под слоем пыли обнаружился один из первых Porsche 901!

Незнакомый номер? Ничего удивительного, сейчас расскажем. Когда «девятьсот одиннадцатый» только появился на свет, он должен был стать «девятьсот первым»: производство культового спорткара стартовало с машин именно с этим индексом. Однако на немцев очень обиделись их коллеги из Peugeot, которые считали трехзначный номер модели с нулем посередине своим авторским изобретением и не намеревались ни с кем им делиться. Поэтому в Porsche просто заменили нуль на единицу, а Porsche 901 считаются сейчас невероятной ценностью: уж слишком мало их успели собрать.

Естественно, Porsche выкупила то, что удалось найти (переговоры о цене шли тайно, и до сих пор неизвестно, в какую сумму обошелся раритет), и отправила в собственный реставрационный центр. На восстановление уникального экземпляра с соблюдением всех регламентов ушло три года. Сейчас этот спорткар официально считается старейшим 911-м на планете. Вот такие иногда случаются находки и открытия.

Мы надеемся, вы уже приготовили гвоздодер, фотоаппарат и кошелек. Ну-ка, где тут ближайший заброшенный сарай?

Материал опубликован на сайте Maximonline.ru

Ключевые слова: авто, ретрокары, история
Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ