Архив: Взять на карандаш

Архив: Взять на карандаш

Что связывает русского путешественника XIX века и Илона Маска? Графит! Первый в экспедиции Русского географического общества изучал месторождения этого минерала. А второй запустил в космос электромобиль, в аккумуляторе которого не менее 100 кг чешуйчатого графита.

1867 № 4 rgo_logo_rus_bluewhite.png

Переждав грозу, путешественники отправились в путь; по словам проводника, они уже были недалеко от известных Алиберовых графитных копей. Хижина, доставившая путешественникам место для отдыха, стояла как раз у начала довольно хорошей дороги, шириною в сажень, и с большим трудом проложенной по довольно плохой почве. Через ручьи перекинуты тщательно построенные мосты. Когда Радде перешел через одну горную вершину, перед его взорами открылся обширный ландшафт, на переднем плане которого находилось заведение Алибера, куда деятельные рабочие доставляли графит в тачках или в переносных корзинах. Здесь, на высоте 7600 футов над уровнем моря, странствующий естествоиспытатель был ласково принят в уютном помещении владельца. Заведение это стоит совершенно уединенно, выше границ произрастания дерев, посреди непроходимых гор; и несмотря на это, оно во всех отношениях, до малейших подробностей, устроено весьма дельно и основательно и потому справедливо возбуждает уважение к его владельцу. На постройки обращено большое внимание, от комнат самого владельца, которые хоть малы, но очень уютно расположены и снабжены всеми необходимыми предметами, до церкви, роскошно убранной, в которой священник два раза в году совершает богослужение.

DSC09969.jpg
Подпись к картинке в журнале 1867 года: Графитные копи Алибера в Саянских горах

При высоком положении (7353 фута), совершенной уединенности места и при настоятельной необходимости содержать несколько домашних животных владелец должен был подумать о мерах к их прокормлению, вследствие чего при заведении возникло довольно порядочное хозяйство.

Алиберова гора, где находят графит, состоит на южной стороне из известняка и сланца, а на противоположной представляет гранит и сиенит с постепенными переходами. Владелец приобрел в 1847 году значительное состояние, которое и употребил на отыскание золота. При этом в Восточном Саяне в ручьях он напал на графитные осколки и голыши и с тех пор сосредоточил всю деятельность на отыскании местонахождения графита. Ему посчастливилось — один соиот указал главную жилу; и после многолетних трудов и беспрерывно одинокой жизни Алибер может наконец насладиться плодами своих стараний. Графит находится здесь в жиле шириною в сажень, спускающейся почти отвесно в крупнокристаллический сиенит и гранит и в шахте глубже 80 футов, с каждым шагом дальше вниз становящейся шире и доброкачественнее. Даже в кристаллическом известняке графит встречается то как случайная примесь, то в виде гнезд; именно в нем находят такие куски графита, которые имеют длинную и узкую форму и представляют поверхность слегка волнообразную, сильно напоминающую строение дерева. Этого рода графит считается лучшим. Большие сплошные массы бывают весьма различной доброты: они имеют, особенно вблизи сопровождающей их породы, раковинный излом и сильный перламутровый блеск, но в таких местах они весьма доброкачественны. Большие массы графита в главной жиле составляют много сотен тысяч пудов. Отделение графита, производимое посредством пороховых взрывов, потребует сотен лет для очищения жилы. Важность этой находки для искусства и технических целей усиливается тем обстоятельством, что английские графитные копи в Борроуделе совершенно истощены, а пассаусские в Баварии доставляют посредственный материал. Но сколько еще времени проходит, пока отторгнутая груда графита превращается посредством торговли в звонкую монету!

 DSC09973.jpg
Подпись к картинке в журнале 1867 года: Начальник-соиот (в наше время представителей этого коренного народа Бурятии принято называть сойотами. — Прим. «Вокруг света»)

Из пустынных сибирских гор сырой материал отправляется в Баварию. Но прежде, нежели нюрнбергские пилы завода Фабера разделят глыбу восточносибирского графита на куски, она должна быть провезена по крайней мере 7000 верст. Таким образом, как ни ничтожен карандаш, которым опытная рука художника делает очерки, однако ж сколько рук заняты его приготовлением! Графит провозится только зимою, потому что летние пути еще хуже. Проходит полгода прежде, нежели графит из сибирских гор явится в Нюрнберг! Для этого провоза графит укладывается в прочные деревянные ящики совершенно одинаковой величины. Ящики изготовляются из гибкого дерева сибирского кедра, имеющего приятный запах. В каждый из них укладывается от 5 до 6,5 пудов графита.

ГЕРОЙ
Густав Иванович Радде (1831–1903)

Gustav_Radde_(IK_19-1864_S_.jpgРусский географ и натуралист, членкорреспондент Петербургской академии наук. Награжден золотой Константиновской медалью — высшей наградой Императорского Русского географического общества и золотой медалью королевы Виктории Королевского географического общества Великобритании.

Сын школьного учителя из Данцига (ныне Гданьск). С детства увлекался естественными науками. В 1852 году обратился к русскому консулу в Данциге с просьбой отправить его в экспедицию в Крым. В результате Данцигское общество естествоиспытателей командировало его туда для коллектирования (сбора геологических объектов). Радде провел в путешествиях два года и навсегда остался в России.

Узнав, что Русское географическое общество организует экспедицию в Восточную Сибирь, и получив от ученых рекомендации, в феврале 1855 года выехал в Санкт-Петербург, взяв для Петербургской академии наук собранные в Крыму коллекции. И был определен в экспедицию натуралистом. Во время путешествия по Сибири принял русское подданство. По возвращении в столицу в 1859 году назначен консерватором Зоологического музея Императорской академии наук Санкт-Петербурга. За первый том описания путешествий Дерптский (ныне Тартуский) университет избрал Радде почетным магистром, а Бреславский (ныне Вроцлавский) университет присвоил звание доктора философии. Императорская академия наук наградила его своей самой престижной наградой — Демидовской премией.

В 1863 году стал помощником директора физической обсерватории в Тифлисе (ныне Тбилиси). В конце жизни посвятил себя литературной деятельности.

В отрывке из воспоминаний, которые печатал «Вокруг света», речь идет о графитовом руднике на горе Ботогол в Саянах, разработчиком которого был французский горнозаводчик и минералог Жан-Пьер (в России — Иван Петрович) Алибер. Карандаши из «алиберовского графита» были особенно популярны среди художников-графиков.

 

Читайте также:
 — Полевые работы: Тайны воинов и царей

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 5, май 2018

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ