Вечное движение: Как ищут черное золото под толщей воды

Вечное движение: Как ищут черное золото под толщей воды

Слово «шельф» знают не только специалисты, но и люди, далекие от географии: здесь находится четверть российской нефти. Чтобы разобраться, как ищут черное золото под толщей воды и породы, корреспондент «Вокруг света» отправился в Баренцево море.

DSCF0319-(3).jpg

Во время поиска нефти сейсморазведочное научно-исследовательское судно (НИС) Western Neptune месяцами не заходит в порты. Связь с землей поддерживается с помощью бункеровщиков — судов снабжения, которые привозят на НИС топливо, инструменты и продукты.

При помощи чувствительных гидрофонов многожильные кабели сейсмокосы ловят отраженные от границ пород волны. Чем глубже они уходят, тем дольше ждать их возвращения. Поэтому косы стараются делать длиннее: так они смогут поймать отражения с больших глубин до того, как корабль утащит их.

DSCF0299.jpg

Специальные пушки, которые спускаются с кормы за борт на 600-метровых шлангах, постоянно обстреливают дно сжатым воздухом. Выстрел создает звуковую волну, которая проникает вглубь шельфа.

На границах между слоями пород с разными свойствами волна частично отражается, а частично, преломляясь, продолжает движение вниз. Дойдя до следующей границы пород, она вновь частично отражается и так далее. В итоге одна волна порождает множество отражений, которые дают информацию о тонкой структуре дна.

DSCF0507-(2).jpg

Нефть залегает в пустотах, «карманах», образованных, например, выпуклыми складками пород. Если сейсморазведка обнаружит такую выпуклость, именно здесь нефтяники будут бурить скважину. Чаще всего нефть прикрыта «шапкой» из природного газа, а снизу этого пирога находится вода.

Плавучий дом

DSCF0023-(2).jpg

Western Neptune работает в Баренцевом море за много сотен миль от берега. Чтобы добраться до судна, мы больше 30 часов шли на катере-бункеровщике Marianne-G из норвежского Киркенеса. И вот вдали показался «Нептун». Судно выглядело довольно странно: от кормы за ним тянулись, уходя в воду, какие-то не то шланги, не то тросы. При приближении странности усилились: даже когда катер подошел к «Нептуну» почти вплотную, судно и не думало замедляться, продолжая двигаться на приличной для моря скорости 7 узлов (13 км/ч). В итоге нам пришлось перебираться на Western Neptune прямо на ходу. Учитывая четырехбалльное волнение на море, это было вполне экстремально. Дело не в том, что капитан не хотел брать нас на борт. Просто если во время работы сейсморазведочное судно остановится хотя бы на минуту, то косы — те самые шланги — потонут и перепутаются, а дорогостоящее оборудование выйдет из строя. По сравнению с маленьким Marianne-G «Нептун» кажется плавучим городом. На нем почти не ощущается качка: это было особенно приятно после полутора суток на катере, который болтало изрядно. Да и вообще на борту Western Neptune есть все, что нужно людям, которые по несколько месяцев не видят суши: спортзал, кинотеатр, комната для релаксации и, конечно же, столовая с вкусной, почти домашней кухней.

neft-1200.jpg
Нажмите для увеличения

8,1 км — максимальная длина кос НИС Western Neptune. Чем длиннее косы, тем больше глубина, до которой можно «прослушать» дно.

16 сейсмических кос позволяют получить трехмерную карту морского дна.

86 суток — максимальная длительность автономной работы судна в открытом море.

92,5 метра — длина НИС Western Neptune. На палубу может сесть вертолет.

Фото: СЕВМОРНЕФТЕГЕОФИЗИКА, КОНСТАНТИН ТИТОВ (X4)

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 11, ноябрь 2017 г.

 
# Вопрос-Ответ