Карибский квест, или По следам Джека Воробья

Карибский квест, или По следам Джека Воробья

Сокровища Черной Бороды, источник молодости, индейцы-каннибалы — романтика приключений «Пиратов Карибского моря» тает, как зеленый луч над океаном, когда мы выходим из кинотеатра в реальную жизнь. Но в сказке всегда есть место правде. «Вокруг света» отправился на Карибы по следам персонажей и легенд киноэпопеи.

HEMIS_0810021.jpg

— Как узнать пирата на Карибах? — усмехается Бастиан, поправляя трехцветную растаманскую шапку а-ля Боб Марли, из-под которой свисают тяжелые длинные дреды. На каждой руке с десяток плетеных фенечек и по несколько крупных перстней. — Встретишь человека без треуголки, без повязки на глазу, без деревянной ноги и попугая на плече — пират, не сомневайся. Они так маскируются. Смекаешь? Бастиан — потомок африканских рабов, столетия назад привезенных на плантации Барбадоса. Работает фотографом на пляже. В ром-шопе, барбадосской версии паба, жужжат потолочные вентиляторы и пахнет кексами с изюмом. Хозяйка заведения, в красном тюрбане и обширной хлопковой кофте, выстраивает передо мной батарею стаканчиков с пятью видами алкоголя: ром черный, янтарный, со специями, с кокосом и сверхкрепкий. По совету Бастиана пробую по чуть-чуть, закусывая непривычно сладким и сочным ананасом.

_AP_080501040085.jpg

По барной стойке фланирует вразвалочку взъерошенный зеленый попугай размером с чайку. Успеваю выхватить у него из клюва стакан с самым вкусным, черным ромом и допиваю одним глотком. «Йо-хо! Йо-хо!» — возмущается птица и перелетает на плечо Бастиана. Хозяйка и завсегдатаи ром-шопа покатываются со смеху.

FCR-307717.jpg

На Карибах каждый слегка пират, включая попугая. Закономерно, что обитатели в прошлом пиратских островов Барбадоса и Тортуги известны наследственной предприимчивостью. На рынках Барбадоса флибустьеры столетиями сбывали добычу. Тортуга исполняла роль пиратского клуба, биржи труда и верфи. В наши дни ее жители строят лодки для рыбаков и морских перевозчиков с Гаити, открывают на острове гестхаусы и бары и умудряются зарабатывать намного больше, чем другие подданные Гаити, самой бедной страны на Карибах.

ПИРАТСКОЕ ЛОГОВО

«Печальна участь того, кому неведом дивный тонкий букет жизни на Тортуге».
Джек Воробей, «Пираты Карибского моря: Проклятие „Черной Жемчужины“»

BKN0H6.jpg

В КАДРЕ. Остров Тортуга, пиратская база. Здесь Джек Воробей и ключевые герои трех первых фильмов встречаются, пьют ром, дерутся, набирают матросов. В четвертой серии капитан Барбосса приказывает с мостика корабля «Месть королевы Анны»: «Курс на Тортугу!»

ТОЧКА НА КАРТЕ. Тортю, Гаити.

Потрескавшиеся треугольные паруса громко хлопают на ветру. Лодку кренит, но парень на корме выравнивает ее с помощью руля из искривленного ствола дерева. 14 километров пролива разделяют гаитянский город Пор-де-Пе и Тортугу (Тортю). Каждый день деревянные лодки перевозят островитян туда-сюда. Люди заполняют суда до отказа, сидят или спят на тюках с вещами. Не покидает ощущение, что плывешь в компании беженцев. Но на самом деле худые и бедно одетые пассажиры едут на работу, в гости к родственникам или обратно.

FX41NB.jpg

Из спасательных средств на борту — одна мятая автомобильная камера. Пересаживаюсь к ней поближе. Тортуга маячит впереди, похожая на зеленую черепаху, но до берега плыть еще полчаса, и на ум приходят рассказы о судах, затонувших около пиратского острова из-за сложностей местной навигации.

В эпоху флибустьеров Тортуга гремела на все Карибское море как столица пиратов. Рядом с островом проходили торговые пути испанских флотилий с грузами золота, рома, тканей и табака. В местных тавернах пираты планировали вылазки, подбирали команды, при случае сводили счеты друг с другом.

HEMIS_0194727.jpg

Сегодня только в воображении увидишь здесь гавань с многомачтовыми галеонами. Современный Тортю — тихий остров, где мало что происходит. Нас высаживают на юго-востоке острова, на каменистом берегу бухты Бас-Тер. Рядом, в пальмовой роще, замечаю три одноэтажные постройки с рыбацкими снастями у дверей. А когда-то на месте причала, где мои соседи-пассажиры садятся на осликов и мопеды, выходили на берег знаменитые пираты. В Бас-Тер галдел город флибустьеров — с рынком, притонами, резиденцией губернатора, окруженный плантациями и хижинами охотников на диких свиней. Над городом доминировала Голубятня. Так называли Форде-ля-Рош — мощную крепость с обзорной башней и пушками, защищавшую подходы к острову.

Все, что осталось от Голубятни, — фундамент пушечной площадки. Нужна подсказка местного проводника, иначе легко проскочить мимо каменной кладки, заросшей кустарником.

— Со времен пиратов Тортуга сохранила только одно, — говорит матрос, за пять долларов проводивший меня к Фор-де-ля-Рош, — вид на бухту и на пролив.

HEMIS_0807672.jpg

С площадки на скале вижу гавань с рыбацким поселком, бывшим пиратским форпостом. База флибустьеров страшила купцов и моряков, которые старались быстрее проводить корабли мимо Тортуги. Сами же пираты предпочитали обходить острова индейцев калинаго, которых европейцы назвали карибами. Сейчас их малочисленные мирные потомки живут в резервации на острове Доминика. Кое-где на Карибах еще рассказывают легенды о том, что погибнуть в стычке с калинаго пираты считали удачей. Потому что пленников индейцы съедали.

ЛЮДОЕДЫ

«…Есть остров, к югу от залива, я там обмениваю специи… на человечинку».
Ловец креветок, «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца»

MCDPIOF_EC082_H.jpg

В КАДРЕ. Пелегосты — племя каннибалов, пленившее команду «Черной жемчужины». Они принимают капитана Джека Воробья за бога и собираются его съесть, чтобы «освободить».

ТОЧКА НА КАРТЕ. Доминика.

Чтобы рабочая группа фильма «Сундук мертвеца» добралась до мест съемок эпизодов о пелегостах-людоедах, в горах и джунглях Доминики специально прокладывали дороги. Островок на две трети покрыт дождевыми лесами, где с лиан свисают удавы, в зарослях порхают колибри и живут прототипы пелегостов — индейцы калинаго.

PNS-900767101.jpg

Гид-проводник Луи, бойкий и сухощавый креол, на вид лет пятидесяти, с бородой, перехваченной нежно-голубой ленточкой, ведет меня по индейской тропе в деревню: через папоротники, достающие до плеч, через упавшие поперек дороги деревья, по подвесному мосту над речкой у водопада.

— Вода в водопаде целебная, — на ходу комментирует Луи. — В том дупле гнездо попугаев. Вон там растет аллигаторова груша, то есть авокадо. Любишь пауков?

В полуметре от нас застыло на дереве восьминогое чудище размером с блюдце. Ветки над тропой оплетает густая, как вата, паутина, под ней страшно проходить. Луи показывает норки около воды:

— Убежище «горной курицы», крупной лягушки. Она весит почти килограмм и целиком глотает средних тарантулов.

Следуя на стук барабанов и запах костра, выходим к деревне. Под оборудованными навесами женщины-калинаго запекают на углях овощи, завернутые в банановые листья. Молодые индейцы, фактурные парни и девушки, танцуют на помосте под тростниковым куполом. Их тела и лица в ритуальных рисунках, на шеях и поясах болтаются бусы, набедренные повязки с прикрепленными отрезками ткани, словно фартуки, прикрывают бедра спереди и сзади. Посреди индейского поселения стоит церковь, украшенная нелепой фреской, которая воспевает приход на Доминику Колумба с конкистадорами. Туристы торгуются у ларьков с деревянными фигурками. Все вместе похоже на костюмированный сельский пикник.

ADXMAB.jpg

Девушки в желтых юбочках в стиле Покахонтас окружают нас, угощая кокосовой водой с лепешками из маниоки. Липко, сладко и эдак по-диснеевски. Ощущение, что стоит отвернуться — и улыбки испарятся. У калинаго есть черта, свойственная и россиянам: они редко улыбаются. Образцово-показательная деревня с тростниковыми хижинами возведена на поляне ради туристов. Свои настоящие жилища, обычно без электричества, калинаго строят из досок, с земляным полом или, кто побогаче, на сваях, защищаясь от частых наводнений.

За сувенирными киосками с плетеной посудой — дорожка к океану. На берегу мастера-корабелы выдалбливают из цельных стволов быстроходные рыбацкие каноэ.

— На таких же лодках калинаго бросались к местам кораблекрушений на рифах, за припасами, — рассказывает Луи. — Уцелевших матросов не щадили: убивали и подавали к столу.

Свист, звук удара — и через наши головы в заросли монстеры летит панцирь кокоса. Индеец в выцветших джинсах и футболке разделывает орехи внушительным тесаком. Кожура валяется вперемешку со щепками, по которым гуляют крабы. Калинаго поднимает кокос на вытянутой руке и лихо отсекает верхушку. Затем подхватывает с земли краба, поливает водой из кокоса и аккуратно выпускает в море. Поглаживая волны руками, индеец тихонько поет.

— Ритуал для обильного улова. Чтобы море помогло рыбакам, — объясняет Луи.

HEMIS_2005375.jpg

О калинаго говорят, что они утратили свой дерзкий дух. Но эти индейцы, дольше других сопротивлявшиеся колонизаторам, за сценой туристического аттракциона сохраняют связь со стихиями. Брать силы из природы — от леса, животных, моря — их способ оставаться верными себе. А еще жить долго и счастливо: Доминика — одна из самых счастливых стран мира с высоким процентом долгожителей.

ЖИВАЯ ВОДА

Капитан Тиг: «Разве я похож на того, кто бывал у источника молодости?»
Джек Воробей: «Зависит от освещения».

«Пираты Карибского моря: На странных берегах»

MCDPIOF_EC311_H.jpg

В КАДРЕ. С помощью воды из источника молодости и слезы русалки пират Черная Борода пытается присвоить годы жизни своей дочери Анжелики. Но Джек Воробей меняет местами чаши с «живой» и «мертвой» водой, и Черная Борода погибает.

ТОЧКИ НА КАРТЕ. Доминика и Гваделупа.

На Доминике и Барбадосе процент долгожителей в пять раз больше, чем в Европе. Столетний человек здесь — нормальное явление. По мнению Луи, весь секрет в беззаботном отношении островитян к жизни, проходящей под девизом «Не напрягайся — и не будет проблем!».

— Будь спокоен, никуда не спеши, наслаждайся моментом, — на ходу объясняет проводник, без усилий карабкаясь по крутому холму. Оборачивается и одной рукой подтягивает вверх меня, взмокшую, цепляющуюся за корни и камни. Пока я восстанавливаю дыхание, Луи сооружает скамейку из упавших толстых веток: — Садись!

Протягивает флягу и продолжает:

— Мы с детства купаемся в термальных серных источниках, в чистой морской воде, в здешних реках и водопадах. Вот сколько, думаешь, мне лет?

— Сорок… девять? — Я с трудом отрываюсь от питья: вода во фляжке свежая, ледяная и как будто сладкая.

— Почти угадала, 76. А моему отцу скоро 99.

Я сражена:

— Луи, так здесь действительно есть волшебный источник молодости?

— Никакой магии, только работа карибской природы. На многих островах бьют минеральные ключи. Они заряжают энергией, омолаживают и очищают организм. Понравилась вода? Она как раз из такого «источника юности».

h_00769914.jpg

Слова Луи вспоминаю, когда за завтраком в таверне знакомлюсь с канадками: 70-летней Мэрилин и 67-летней Джейн. Дамы прибыли на пароме с острова Гваделупа.

— Полтора месяца мы принимали серные и грязевые ванны, купались в горячих ключах около вулкана Суфриер, — рассказывает Мэрилин. — Теперь двигаемся как девчонки. Кожа гладкая. Мысли и чувства тоже помолодели. Завтра идем в поход через джунгли по тропе Ваитукубули.

Джейн возвращается от барной стойки, где только что обменялась номерами телефонов с солидным яхтсменом:

— Этот джентльмен хочет с нами — на четырехчасовое восхождение к Кипящему озеру.

— А он потянет? — хохочет Мэрилин.

— Дотащим, — подхватывает Джейн. — Мы сильные!

Обрести молодость и бессмертие стремился в кино пират Черная Борода. Но персонажу не повезло, он погиб, как и его прототип Эдвард Тич, после смерти которого тайн в Карибском море стало еще больше. Одна из них — о несметных богатствах.

СОКРОВИЩА

«Если бы сорока пиратам сорок ночей снились сокровища, они померкли бы по сравнению с тем, что есть здесь».
Капитан Барбосса, «Пираты Карибского моря: На странных берегах»

MCDPIOF_EC010_H.jpg

В КАДРЕ. В киноэпопее появляются два больших клада: в первом фильме — прóклятое золото ацтеков, превращающее людей в мертвецов; в четвертом — сокровища, обнаруженные Джеком Воробьем и Барбоссой на корабле Понсе де Леона.

ТОЧКА НА КАРТЕ. Сент-Томас (Виргинские острова, США).

GettyImages-513665097.jpg

Железная винтовая лестница заманивает на вершину башни Черной Бороды. Все подходы к острову просматриваются на много морских миль через квадратное окно с видом на городскую бухту. С высоты круизные лайнеры и белые фигурки яхт похожи на фишки для морского боя. Легко представить, как капитан Тич изучал в подзорную трубу приближавшиеся к острову корабли, а затем переводил взгляд на крыши портовых складов. Они и сейчас тянутся вдоль набережной. По одной из сотен версий, награбленное добро пират хранил здесь, в пакгаузах острова Сент-Томас. Строения за три века не раз обновлялись, но легенда все еще дразнит кладоискателей.

Наследство Черной Бороды, который слыл одним из самых успешных грабителей Карибского моря, разные исследователи оценивают в сумму от нуля до 110 миллионов в пересчете на современные американские доллары. Слухи о богатстве пирата ходили еще при его жизни. После гибели Эдварда Тича сокровища так и не нашли.

— Черная Борода мог разделить деньги между 24 женами, которых ему приписывают, — рассказывает Джулия, гид и историк. — Он мог спрятать клад где-то на острове или на морском дне.

HEMIS_0239787.jpg

Возможно, что клад Эдварда Тича — миф, как и большинство историй о пиратских тайниках. В любом карибском порту вам предложат купить «верную» карту сокровищ с ориентировками и крестиками. Чаще всего такие артефакты годятся только для корпоративных квестов.

— Пираты не хранили, а тратили выручку от добычи, — говорит Джулия. — Они спешили насладиться жизнью, пока не пали в бою или не угодили на виселицу.

Профессиональные кладоискатели не ищут в Карибском море островов вроде киношного Исладе-Муэрте, на котором команда «Черной жемчужины» держала сундук с ацтекским золотом. Но платят миллионы долларов за координаты затонувших кораблей. Слитки золота и серебра, золотые дублоны, изумруды, топазы, драгоценные украшения и статуэтки, — все это везли торговые суда из Нового Света в Европу. Несколько сотен галеонов испанского Серебряного флота пошли на дно в пределах Карибского моря.

Чтобы найти и поднять затонувшие сокровища, нужны годы подготовки, проверенная информация, профессиональная команда, дорогое оборудование и много удачи. Поэтому успешных кладоискателей раз-два и обчелся. Зато каждому, кто готов подождать у моря погоды, по силам увидеть знак фортуны — зеленую вспышку над горизонтом.

ЗЕЛЕНЫЙ ЛУЧ

«Не своди глаз с горизонта».
Уилл Тернер, «Пираты Карибского моря: На краю света»

MCDPIOF_EC097_H.jpg

В КАДРЕ. Мастер Гиббс рассказывает, будто зеленый луч на горизонте означает, что «чья-то душа вернулась с того света». Зеленую вспышку видит Элизабет Суонн, когда в конце фильма провожает и встречает «Летучего голландца».

ТОЧКА НА КАРТЕ. Барбадос.

— Требуются ясная погода, чистый горизонт, много терпения и быстрая реакция, — учит фотограф-растаман Бастиан, устанавливая на берегу штатив.

Зеленый луч над горизонтом обычно держится одну-две секунды. Увидеть оптическое явление можно в море, горах или степи, но только на закате или на рассвете. По мнению Бастиана, пляжи Барбадоса на северо-западе и востоке острова отлично подходят для фотоохоты: здесь меньше публики и фонарей, которые могут испортить кадр. Сам он уже дважды ловил в объектив зеленый всполох.

— Признавайся, Бастиан: ты веришь, что в момент зеленой вспышки в наш мир возвращается чья-то душа?

— Нет, не думаю, — улыбается фотограф. — Я просто считаю, что хорошая примета — увидеть на горизонте зеленый луч. Он приносит удачу.

Солнце уже вовсю торопится на встречу с морем. Бастиан застыл у камеры, готовясь сделать заветный кадр. В последний момент, по-карибски внезапно, над солнцем зависает туча и быстро затягивает полнеба. Это значит, что не сегодня. И что завтра до рассвета нам опять идти на берег — ловить знак удачи. После, дома, я буду вспоминать, как утреннее небо разгорается оранжевым, как над краешком восходящего солнца зеленый свет на мгновение сгущается в овальное облако и тут же пропадает. Пока я пытаюсь осознать «Так было или не было?», неунывающий Бастиан пританцовывает вдоль разгулявшегося прибоя и напевает: «Та-дам, та-дам, тада-да-да-дам, удача при мне…» А взъерошенный зеленый попугай кричит ему вслед из окна ром-шопа: «Выпьем чарку, йо-хо!»

КАРИБСКИЙ БАССЕЙН
Антильские острова

Grand-Travel-Caribbean.jpgНажмите для увеличения

1 Антигуа (Антигуа и Барбуда) 
2 Барбуда (Антигуа и Барбуда)
3 Барбадос (Барбадос)
4 Большой Кайман (Каймановы острова, Великобритания)
5 Малый Кайман (Каймановы острова, Великобритания)
6 Кайман-Брак (Каймановы острова, Великобритания)
7 Ангилья (Великобритания)
8 Тортола (Британские Виргинские острова, Великобритания)
9 Анегада (Британские Виргинские острова, Великобритания)
10 Верджин-Горда (Британские Виргинские острова, Великобритания)
11 Йост-ван-Дейк (Британские Виргинские острова, Великобритания)
12 Монтсеррат (Великобритания)
13 Коче (Венесуэла)
14 Маргарита (Венесуэла)
15 Орчила (Венесуэла)
16 Гаити (Республика Гаити / Доминиканская Республика)
17 Тортю (Гаити)
18 Гренада (Гренада)
19 Карриаку (Гренада)
20 Малая Мартиника (Гренада)
21 Доминика (Доминика)
22 Куба (Куба)
23 Аруба (Нидерланды)
24 Бонэйр (Нидерланды)

25 Кюрасао (Нидерланды)
26 Синт-Эстасиус (Нидерланды)
27 Синт-Мартен (Нидерланды / Франция)
28 Пуэрто-Рико (Пуэрто-Рико) 
29 Бекия (Сент-Винсент и Гренадины) 
30 Сент-Винсент (Сент-Винсент и Гренадины) 
31 Кануан (Сент-Винсент и Гренадины) 
32 Меро (Сент-Винсент и Гренадины)
33 Мюстик (Сент-Винсент и Гренадины) 
34 Юнион (Сент-Винсент и Гренадины) 
35 Сент-Китс (Сент-Китс и Невис) 
36 Невис (Сент-Китс и Невис) 
37 Сент-Люсия (Сент-Люсия) 
38 Сент-Томас (Американские Виргинские острова, США) 
39 Сент-Джон (Американские Виргинские острова, США) 
40 Санта-Крус (Американские Виргинские острова, США) 
41 Тринидад (Тринидад и Тобаго) 
42 Тобаго (Тринидад и Тобаго)
43 Бас-Тер (Франция) 
44 Гранд-Тер (Франция)
45 Ла-Дезирад (Франция) 
46 Мари-Галант (Франция) 
47 Мартиника (Франция) 
48 Сен-Бартелеми (Франция) 
49 Ямайка (Ямайка)

Фото: Hemis / Legion-Media, Alamy / Legion-Media (X2), AP / East News, SIME / Vostock Photo, Everett (X2), Hemis (X3), Alamy, Photononstop / Legion-Media, Everett / Legion-Media, Getty Images, LAIF / Vostock Photo, Hemis, Everett / Legion-Media

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 6, июнь 2017

 
# Вопрос-Ответ