Кошкин дом

Кошкин дом

Каждому котику, даже морскому, нужны ласка, вкусная еда и надежный дом. Правда, в естественной среде зверь сам должен заботиться о потомстве, пище и территории. А в зоопарке, где он на всем готовом, людям приходится немножко обманывать природу

Северный морской котик (Callorhinus ursinus)

Свирепый рев слышен еще на подходе к территории морских котиков в Московском зоопарке. От таких звуков, кажется, должны дрожать стекла сервантов в домах на соседних улицах. Брутальный бас принадлежит Пирату. Он обозначает ревом пределы своих владений и отпугивает потенциальных претендентов на гарем. Правда, претендентов поблизости нет, гарем у Пирата скромный (всего три «кошки»), а уж владения и того скромнее: самец помещен в отдельный вольер — фактически в изолятор.

Полтора месяца назад Пират стал отцом. А когда молодая самка Юшка начала выводить месячного детеныша Флинта из материнского логова наружу — купаться в бассейне, Пирата пришлось изолировать. «Это еще на пару недель, пока Флинт не окрепнет, — рассказывает Вера Сочина, кипер (дрессировщица) котиков. — Дело в том, что папаша может его ненароком раздавить. Природные лежбища, по рассказам бывавших там зоологов, усеяны расплющенными останками детенышей. Мы же буквально трясемся над родившимся у нас «котенком»!»

Пират с Юшкой и еще одной самкой Спартой переехали в Москву три года назад с острова Тюлений в Охотском море. Они сверстники, всем по шесть лет — самый репродуктивный возраст для морских котиков. Однако в естественной среде самцы вынуждены воздерживаться до тех пор, пока не отобьют гарем у какого-нибудь ослабевшего вожака. Счастливчику Пирату не пришлось ни с кем драться и что-либо доказывать…

Более того, в Москве его ждала «кошка» Кися, живущая в зоопарке с 2001 года. Опыт ли, столичный ли лоск или выдающиеся внешние данные сыграли роль, но она стала «любимой женой» парня с севера. «Обычно Пират уделяет ей внимания больше, чем другим, — улыбается Вера, — всегда ищет ее взглядом. Как-то у нас снимали сюжет для телевидения, и оператор случайно заслонил Кисю. Это вызвало бурю негативных эмоций у вожака». Возраст не позволяет Кисе родить наследника, это сделала молодая Юшка. Семейство живет в бассейне, где раньше обитали киты-белухи, поэтому места достаточно. Комфортные жилищные условия и обилие еды весьма способствуют размножению.

Основа «кошачьего» рациона в летнее время — минтай, терпуг, корюшка, салака. Зимой дают больше калорийной скумбрии и жирной сельди. Прежде чем кормить зверей рыбой, ее выдерживают в морозилке минимум три дня — для дезинфекции, после чего размораживают. Вера ее потрошит, чтобы камушки или ракушки не вызвали у животных гастрит, и режет на части. Юшка как кормящая мать в день съедает 4,5 килограмма рыбы. Остальные самки — на килограмм меньше. Пирату необходимо 5–10 килограммов в зависимости от времени года. Кипер кормит котиков два раза в день с рук. Только рыбой. Другого они не едят. А то, что посетителям удается подбросить в воду (попкорн, шоколадные батончики и сосиски), становится «добычей» водолазов, которые раз в неделю чистят бассейн.

Понедельник у животных — разгрузочный день, они отдыхают как от публики, так и от пищи. А со вторника по воскресенье кормление сопровождается тренировками. Еду зверь получает только после выполнения команды — по свистку. Так кипер вырабатывает у ластоногих условный рефлекс: свистнули — дали рыбу. По словам Веры, элементы дрессировки в неволе заменяют котикам охоту в естественной среде: проявив сообразительность и ловкость, они добывают еду. Кроме того, постоянный контакт с дрессировщиком приучает животных положительно или нейтрально относиться к людям, в том числе к посетителям зоопарка. На более теплые чувства рассчитывать не приходится. Почти как в случае с настоящими котами.

Фото: Григорий Поляковский

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ