Николай Пржевальский: подвиг разведчика

Николай Пржевальский: подвиг разведчика

Terra incognita для географа, биолога, этнографа — это часто (а в XIX веке практически всегда) и потенциальная зона влияния для государства или территория вероятного противника. Знаменитый исследователь Николай Пржевальский собирал информацию не только для науки, но и для Генерального штаба

Иллюстрация: Владимир Капустин

История первая: Шпионский дебют

Николай Пржевальский. Фотография 1876 года

Октябрь 1867 года, Уссурийская экспедиция. Штабс-капитан Николай Пржевальский, исследуя недавно присоединенный к Российской империи Уссурийский край, по собственной инициативе предпринял первую вылазку за государственную границу. В то время Корея была столь же закрытой для европейцев, как и Тибет, и куда более обособленной, чем современная КНДР. Однажды утром Пржевальский с переводчиком и тремя гребцами переплыл реку Туманган и высадился у корейского населенного пункта Кыген-Пу (сегодня — город Кёнхын). Их тут же остановили солдаты и полицейские и потребовали разрешение на вход в город и прием у местного начальника. Пржевальский не растерялся и показал завалявшееся в кармане предписание из Иркутска о получении почтовых лошадей, на котором красовалась внушительная печать («самая важная вещь для корейцев», иронизировал он потом в книге «Путешествие в Уссурийском крае»). На вопрос, почему бумага написана не по-корейски, ответил, что штатный переводчик в отъезде. Блеф сработал: штабс-капитана со спутниками впустили за ворота, и ему удалось переговорить с начальником города. Тот, правда, о своем государстве рассказывал кратко и неохотно, зато показал гостям корейский атлас, позволявший судить о местных представлениях о мире. По возвращении Пржевальский составил отчет о населении и устройстве корейской пограничной крепости.

История вторая: Четверо смелых

Тибетцы. Гравюра по рисункам Всеволода Роборовского, сделанным в Первой тибетской экспедиции

Ноябрь 1872 года, Монгольская экспедиция. Маленький отряд капитана Пржевальского изучал земли Восточного Туркестана, входившие в империю Цин. В Пекине власти по запросу от российских дипломатов выдали научно-исследовательской экспедиции разрешение на проезд, но приказали имперским чиновникам в провинции мешать путешественникам двигаться вглубь страны. Местные жители отказывались наниматься в проводники или хотя бы показывать дорогу, продавать еду, фураж, топливо и вьючных животных, поэтому у путешественников было не меньше шансов умереть от голода во время долгих переходов по незнакомой местности, чем, например, погибнуть от пуль мятежного племени дунган. Когда Пржевальский и его люди достигли озера Кукунор в центральноазиатской части империи, на них пришел посмотреть посол от далай-ламы к китайскому императору. Путешественники привыкли к тому, что их европейская внешность вызывает любопытство, но тут причина была в другом. Посол направлялся из тибетской столицы Лхасы в Пекин, когда в империи началось дунганское восстание. Не решаясь ни двигаться дальше, ни вернуться, тибетец прожил возле озера десять лет. Посол не мог поверить, что четверо иноземцев за несколько месяцев прошли через земли, в которые он боялся отправиться с  эскортом из сотен человек.

История третья: Особый контроль

Кадр из фильма «Николай Пржевальский: Экспедиция длиною в жизнь», 2015 год

Октябрь 1876 года, Лобнорская экспедиция. Отряд подполковника Пржевальского ехал по землям нового государства Семиградье. Его несколько лет назад основал таджик Якуб-бек, объединив под своей властью территории, отделившиеся от империи Цин (кстати, если бы экспедиция началась годом позже, она  вряд ли состоялась бы: в 1877-м Якуб-бека отравили и в регионе началась война с Китаем). Правитель Семиградья разрешил отряду следовать по его территории — ссориться с Россией Якуб-беку было ни к чему, но с такой усиленной слежкой Пржевальский давно не сталкивался. Люди Якуб-бека ехали за ним по пятам и наблюдали из-за реки. Пржевальский писал,что придумал только один способ делать топографическую съемку, не возбуждая подозрений: отходить от каравана в кусты якобы по нужде.

История четвертая: Охота на проводника

Памятник на могиле Пржевальского на берегу озера Иссык-Куль. Открыт в 1894 году

Июнь 1879 года, Первая тибетская экспедиция. Полковник Пржевальский с  экспедицией направился в Тибет. Снова было сложно найти проводника: китайские власти не хотели, чтобы русские узнали путь в эту страну. Покидая оазис Са-Чжеу (современный Дуньхуан)  на севере ВосточногоТуркестана, Пржевальский сказал местному начальству, что съездит ненадолго в горы и вернется. Тогда с ним отпустили солдат и полицейских, чтобы отряд не заблудился. Проводники, которым был известен путь через горы Наньшаня, поняли замысел полковника, завели экспедицию в труднопроходимое ущелье и объявили, что не знают дороги. Они надеялись, что отряд развернется, но путешественники прогнали сопровождающих и стали искать дорогу сами. Пржевальский с помощником выехали на разведку и выследили двух монголов-конокрадов. Те поначалу ни за какие деньги не соглашались ехать с Пржевальским, но «доброе слово» и ружье подействовали. Монголы очень удивились, когда узнали, что захвативший их человек в простой парусинной рубахе и есть начальник отряда.

История пятая: «Аграрная» провокация

Август 1885 года, Вторая тибетская экспедиция. Отряд Пржевальского продвигался на север по оазисам южнее пустыни Такла-Макан. По указанию уездного начальника, хакима, караван свернул с дороги. Вскоре Пржевальский заметил, что вереница их верблюдов и лошадей движется по засеянным полям земледельцев. Допросили оставленного хакимом проводника, и он сознался, что отряд так ведут по приказу китайских властей. Их агенты делали все, чтобы настроить местное население против любознательных иностранцев. «А чем же больше можно оскорбить земледельца-азиата, как не порчей его излюбленного поля?» — резюмировал путешественник. Пржевальский встретился с местными старшинами, чтобы убедить их в мирных намерениях экспедиции, и вызвал хакима якобы для переговоров. Когда тот прибыл, путешественник захватил виновника потравы в плен, привязал к дереву на виду у подчиненных и собрал у населения сведения о понесенном ущербе. Возместив убытки, Пржевальский отпустил пленника. Каравану показали нормальную дорогу, а повод для враждебного отношения местных жителей к экспедиции был устранен.

Неизвестные ландшафты
30 тысяч километров экспедиций

Нажмите для увеличения

Время, когда жил Пржевальский, было эпохой разведчиков-первопроходцев, изучавших, в том числе и в геополитических целях, самые отдаленные уголки Азии, за влияние в которой Российская империя соперничала с Британской. «В этой сфере Николай Михайлович добился немалых успехов, — говорит Александр Окуличев, продюсер и директор фильма «Николай Пржевальский: Экспедиция длиною в жизнь», снятого при поддержке РГО. — Настоящий подвиг разведчика — это 30 с лишним тысяч километров, общее расстояние, которое Пржевальский прошел в экспедициях, чтобы нанести на карту ландшафты самых малоисследованных областей Восточной и Центральной Азии. Это три четверти длины экватора. Мы постарались уместить в 52-минутный фильм рассказы обо всех сторонах его жизни, в том числе и о работе на военное министерство. Надеюсь, у нас получилось».

Фото: Interfoto / Vostock-Photo, Foto.kg, Астра-Арт, Alamy / Legion - Media, NASA’S Earth Observatory

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ