Положение вне игры

Положение вне игры

Что стало с шестью бывшими столицами олимпийских игр

Олимпиада — праздник спорта и просто праздник для жителей города, где она проходит. А что же после праздника? Мы отправились в автопробег по столицам зимних игр в Европе и проверили, что осталось в наследство от соревнований

Указатель расстояний до олимпийских столиц стоит в Альбервиле

ТУРИН-2006
Цель — превратить город из промышленного центра в туристический

Снега зимой в столице Пьемонта не допросишься. Он выпадает лишь несколько раз за сезон, чтобы стремительно растаять в течение суток. Впрочем, в 2006 году все состязания на открытом воздухе проводились в альпийских горных кластерах, удаленных от Турина на несколько десятков километров. Однако не раскрутка и без того востребованных альпийских курортов была целью устроителей этих Игр.
— Аньелли устроили здесь Олимпиаду, чтобы спасти свой город, — объясняет гид, итальянка с редким для этих мест именем Надя.
Речь о семье местных промышленников, основателей и главных владельцев компании FIAT. Штабквартира фирмы и сейчас располагается в Турине, но производство автомобилей здесь практически прекратилось. «Линготто» — старейший завод и испытательный центр компании — закрыт еще в 1980-е, и в его корпусах ныне расположились офисы, гостиницы, галереи и клубы. На втором заводе, «Мирафьори», производство еле теплится, большинство рабочих уволены или отправлены в неоплачиваемый отпуск. Будущее города оказалось под угрозой — в бюджете Турина образовался дефицит, а люди в поисках работы начали переезжать в другие регионы.

Помещения торговоинформационного комплекса в Олимпийской деревне Турина пустуют уже восемь лет, хотя находятся на пути от метро к развлекательному комплексу в бывших помещениях завода «Линготто»


Много лет руководивший концерном Джанни Аньелли, один из богатейших жителей Италии, входил в руководство Международного олимпийского комитета, дружил с его председателем Хуаном-Антонио Самаранчем... Олимпиада должна была помочь превратить Турин из промышленного центра в туристический. Потому-то изрядная часть средств, выделенных на подготовку к соревнованиям, пошла на строительство метро и реставрацию архитектурных памятников. Заодно наконец-то нашлось применение для символа Турина — башни Моле Антонеллиана. Сто лет городские власти не могли придумать, подо что приспособить архитектурный шедевр XIX века. Борьба за право принимать Олимпиаду и необходимость обеспечить ее культурную программу подстегнула фантазию туринцев, и в башне обосновался Национальный музей кинематографии.
Но главную задачу — стать центром туризма — Турин не решил. Мария Елена Росси, генеральный директор туристического офиса Пьемонта, говорит, что по сравнению с 2000 годом число туристов, посещающих регион, выросло более чем на 60%, но рост обеспечивают итальянцы, стремящиеся на горные курорты. А иностранцев стало только меньше. Ситуация в городе не улучшилась, и прошлой осенью руководство FIAT приняло решение реанимировать производство.
Большая часть ледовых арен, в силу не слишком высокой популярности коньков на Апеннинах, после Игр была переделана под площадки для выставок и конференций. Стадион (построенный на базе футбольной арены «Комунале») подвергся перестройке. Некоторые олимпийские объекты бросили до лучших времен.

ШАМОНИ-1924
Цель — сделать зимние игры регулярными, развить лыжный спорт

— Без Олимпиады ничего бы этого, — лыжный инструктор Филипп делает широкий жест рукой, указывая на горнолыжные склоны, подъемники, гостиницы, заполненные толпами народа улицы, — не было. Ведь в Шамони лыжи и туристы появились благодаря Олимпиаде!

Дети в Шамони начинают обучаться горным лыжам с четырех лет. Это не столько развлечение, сколько подготовка к будущей профессии — лыжного инструктора и гида

В этом уверены все местные жители. Однако правда несколько не совпадает с верой — лыжи и туристы появились тут раньше. Одна из немногих медалей, доставшихся хозяевам первой зимней Олимпиады, — бронзовая награда в соревнованиях альпийских патрулей (от них пошел современный биатлон).

 
АВТОПРОБЕГ
Европейский вояж

Тур по столицам Олимпийских игр проходил на машинха Scoda Yeti 1.8 DSG, официальных автомобилях Олимпийских игр — 2014 в Сочи (на фото — автомобили в конечной точке пути, у подножия лыжного трамплина в Лиллихаммере).
Тип двигателя: бензиновый с турбонаддувом
Рабочий объем: 1798 куб.см
Тип привода: постоянный полный
Коробка передач: роботизированная 6-ступенчатая DSG
Шины: 215/60 R16
Дорожный просвет (снаряженного автомобиля): 180 мм
Максимальгная скорость: 192 км/ч
Время разгона от 0 до 100 км/ч: 9 с
Расход топлива в городском цикле: 10,6 л/100 км
 

Но французские альпийские егеря вставали на лыжи еще в 1906 году. А в 1909-м изобретатель Абель Россиньоль за свои лыжи получил золотую медаль на торгово-промышленной выставке в Шамони…

Город был известным туристическим центром задолго до того, как из Норвегии в Альпы попали первые образцы лыж. Из этого поселения, близкого к Монблану, еще в первой половине XIX века альпинисты отправлялись покорять высочайшую вершину Европы. Компания гидов Шамони (они сопровождают желающих штурмовать Монблан) существует с 1821 года.

Все местные лыжные инструкторы попрежнему являются и горными гидами: они получают сразу обе специальности в Национальной школе горных лыж и альпинизма, головное отделение которой располагается в Шамони. И потому Филипп на вопрос, часто ли ему приходилось бывать на вершине Монблана, лениво отмахивается:
— Это моя работа...
Вера жителей Шамони в то, что Олимпиада изменила их городок, спасает от уничтожения последний сохранившийся памятник тех Игр — так называемый олимпийский стадион. Посмотреть на него советуют все местные, стоит только завести речь об Играх. На деле же смотреть не на что: «сооружение» представляет собой овальную ледяную дорожку, обрамленную старыми фонарями. Избытка желающих покататься на коньках не наблюдается — не за тем люди едут в Шамони. И если бы не мифологическое значение «стадиона», наверняка на его месте давно бы стоял очередной отель.

ГРЕНОБЛЬ-1968, АЛЬБЕРВИЛЬ-1992
Цель — модернизировать инфраструктуру города

Столицы Олимпийских игр 1968 и 1992 годов, казалось бы, имеют очень мало общего.
В Гренобле, как в любом крупном городе, жизнь вечером только начинается. А в центре небольшого Альбервиля зимой уже в 19:00 на улицах ни души.
В основанном в XIX веке Альбервиле символика Игр до сих пор украшает улицы, а в центре его расположился Олимпийский музей — похоже, спортивные соревнования стали самой яркой страницей в истории города. А вот в Гренобле значительно реже вспоминают о здешних Олимпийских играх: на вопрос «Почему в центре города в парке Поля Мистраля установлена чаша для олимпийского огня?» не смог ответить никто из прохожих.
Однако соображения, по которым города решили бороться за право принимать Олимпиаду, одинаковы. В обоих случаях это была попытка радикально обновить городскую инфраструктуру. Президент Франции Шарль де Голль стремился сделать Гренобль символом модернизации Франции. И к Играм в городе были построены ратуша и управление полиции, телефонная станция и больница, авто- и железнодорожный вокзалы, аэропорт.
Альбервиль тоже обзавелся вокзалом, на который стали приходить скоростные поезда TGV, автодорогами, соединившими город с соседними населенными пунктами и горными курортами.
Однако большая часть спортивных сооружений оказалась французским городам не нужна. Олимпийский стадион в Гренобле, на котором проходила церемония открытия Игр, разобран, на его месте ныне парк и художественная галерея. Муниципальный каток передан под здание гимназии. А каток для конькобежцев в парке Поля Мистраля после 1968 года «модернизирован» в беговые дорожки. Расположенный же по соседству Дворец спорта, подобно московскому комплексу «Олимпийский», временами используется для шоу и концертов.

Олимпийская символика встречается в Альбервиле на каждом шагу. Но бывают и неожиданные варианты вроде этого лыжника, затерявшегося в деревьях Олимпийского парка

В Альбервиле территория олимпийского стадиона отошла спортивному комплексу местного колледжа. А ледовый стадион до сих пор является для городских властей предметом головной боли, поскольку содержание его не окупается: здесь тренируется детская хоккейная команда, катаются на коньках немногочисленные желающие и пару раз в год проходят концерты. Стабильным спросом у местных жителей пользуется лишь приютившаяся в одном из углов альпинистская стенка: молодежь поддерживает навыки в ожидании летнего сезона.

ОСЛО-1952, ЛИЛЛЕХАММЕР-1994

Цель — повысить благосостояние города за счет олимпийского бюджета, реклама здорового образа жизни

— О, знаете, а на «Хольменколлене» сегодня ваш, русский, выиграл! — Яна, хозяйка ресторанчика неподалеку от Лиллехаммера, казалось, невероятно довольна этим фактом. Речь, разумеется, шла о лыжных гонках — на стадионе «Хольменколлен» в Осло проходил очередной этап Кубка мира. Я, конечно, поинтересовался у хозяйки, почему она так рада, если наш обошел ее соотечественников.
— Мы, норвежцы, и так постоянно все выигрываем, — безапелляционно заявила Яна, — сколько можно? Пусть и другие иногда побеждают!

Дорога к трибунам на «Хольменколлене» идет мимо памятника королю Улафу V. Отец нынешнего монарха был большим любителем лыжного и парусного спорта. В 1928 году он даже взял золото на олимпийской регате

Побывав на лыжных стадионах Норвегии, невольно поражаешься, каким образом кому-то удается конкурировать с местными спортсменами. Экскурсовод в Музее лыж на том самом «Хольменколлене» утверждал, что впервые норвежцы становятся на лыжи в девять месяцев. Младенцы еще учатся стоять, но на лыжах, мол, чувствуют себя устойчивей. И даже если это утверждение из области свое образного северного юмора, норвежцы и в самом деле осваивают лыжи с раннего детства. Обычная картина зимнего выходного дня: семья катается на лыжах — сзади на постромках за папой едет двух-трехлетний ребенок...
Здоровый образ жизни — национальная идеология норвежцев. После работы многие хватают лыжи — и вперед, накручивать километры. Благо все делается для удобства спортсменов-любителей. В Лиллехаммере, например, тротуары чистят только на одной стороне улицы — другая предназначена для лыжников, возвращающихся домой с трасс.
Все олимпийские объекты Осло и Лиллихаммера активно используются для соревнований различного уровня. Оба города постоянно принимают этапы Кубка мира по зимним видам спорта, да и любительские соревнования, например  традиционный лыжный марафон «Биркебейнер» в Лиллихаммере, собирают порой десятки тысяч участников.
Лыжные стадионы открыты для всех желающих — разумеется, если в данный момент на них нет соревнований. Даже бобслейная трасса доступна непрофессионалам. Экстремальное развлечение — съехать в металлическом снаряде по извилистой ледяной горке — довольно популярный элемент развлекательной программы мальчишников накануне свадьбы.
Спортивные соревнования едва ли не самые доступные по стоимости зрелища в этой весьма дорогой для жизни стране. Неудивительно, что они собирают тысячи зрителей. К тому же на стадионах сувениры и даже еда — горячая рыбная похлебка — куда дешевле, чем в городе.

Этот фанат лыжного спорта на трибуне «Хольменколлена» (Осло), судя по значкам на шляпе, побывал на многих международных соревнованиях, включая и несколько зимних Олимпиад

Норвежские города неоднократно пытались еще раз получить право проведния Игр. Лиллихаммер в 2016 году примет вторую юношескую зимнюю Олимпиаду. К ней надо будет построить фактически только жилье для спортсменов, все остальное готово и денег не просит.
Недавно и Осло вновь официально вступил в борьбу за право проведения зимних Игр, на этот раз 2022 года. Оргкомитет выдвинул концепцию «городской Олимпиады»: бльшинство соревнований должны пройти в городской черте и быть легкодоступными для зрителей, что не всегда просто в случае зимних Игр. Впрочем, несколько видов программы — бобслей и горные лыжи — норвежская столица организовать не сможет, и потому часть состязаний должна будет пройти в Лиллехаммере.

Норвежцы отнюдь не против того, чтобы снова принять крупнейшие соревнования.
— Да, было бы здорово, если бы Олимпиада еще раз прошла в Осло, — кивает Ториал, работающий аниматором во время лыжных соревнований на «Хольменколлене». — А с другой стороны, наверно, лучше было бы провести Олимпиаду в регионах менее благополучных, например в Тронхейме.
Да, социальная справедливость — еще один (наряду со спортом) краеугольный камень норвежской идеологии. Впрочем, в Осло тоже найдется что подправить за счет олимпийского бюджета. Не столько спортивные объекты, сколько, например, инфраструктуру в восточной, не самой благополучной части города. Но главный смысл проведения Олимпиады-2022 для норвежцев не возможность максимально нагрузить имеющиеся спортивные объекты, не приток туристов и не потенциальная прибыль.
Главное — очередная массированная рекламная кампания здорового образа жизни.

Фотографии: Денис Синяков, специально для «Вокруг света»

 
# Вопрос-Ответ